28 июля 2011

Сказка

Иван-Дурак и Яйцо Кощеево - полная версия
Алексей Макаров
Прыщавый серп.
Значит, так!
У Ивана на лице стали появляться прыщи. Обычные в общем-то прыщи, свидетельствовавшие о его половом созревании. В ту пору, однако, не было ни фривольной литературы, ни фильмов соответствующего содержания, так что свою полную сексуальную неграмотность нашему дураку приходилось восполнять, наблюдая соответствующие действия у братьев наших меньших и слушая раскрыв рот, байки стариков и старух на лавках в родной деревне. И суждено ему было бы вырасти полным кретином в этом вопросе, если б не одна история……
….В Ивановом царстве, в родном государстве приключилась беда. Дочь и единственная наследница местного царя Пантелея, Несмеяна, тяжело заболела. Кстати сказать, старухи на дворцовой кухне сразу сказали --- девке пора замуж однозначно, но поскольку все вокруг знали, что престарелые поварихи просто любят гульнуть на халяву, значения их словам не придали, а напрасно, между прочим. Ну, конечно, консилиум собрали по этому случаю, доктора-прохфессора, логопеды-офтальмологи, бабки-повитухи и прочие светила. Думали--гадали полмесяца и постановили, что излечить бедную может только одно средство --- яйцо Бессмертного К.К.(жил один такой по соседству). Вывод свой на бумажке конкретно и ясно изложили, царю подали и разъехались по другим делам кто куда…..
Его Величество Пантелей Первый, натура насквозь жадная и вредная, не думал долго и особо не изгалялся. Просто издал указ, что мол, кто яйцо добудет, тот будет допущен в царскую баню париться. И не просто, а с мылом заморским заместо каустической соды, с девками красными из царевой обслуги и личным Пантелеевым веником ручной вязки. Но Народ в государстве привык по старинке жить --- содой мыться. Поэтому практически никто царевым указом не проникся и толпа у его крыльца, известное дело, не стояла.
Иван наш, в ту пору, в столице был. Шлялся он по косметическим избам, лечился от напасти, что на лице выскочила. Чего уж он только с прыщами не делал --- и припарки, и примочки, и рожу известкой белил и задницей на горячую печь садился. Ничего беде его не помогало. Деньги, что отец с матерью из деревни прислали, заканчивались, а прыщи, наоборот, увеличивались. Иван уж совсем было скис, как молоко недельное. Решил напиться с горя, да и тут облом! Выпил в трактире на последний рупь кружку водки, так потом наблевал полное ведро бесплатно. Срам, да и только.
---А!---решил Иван в отчаянии,---с прыщами мене все равно не житьё! Пойду к Бессмертному яйцо добывать!
Надо сказать, что про Бессмертного Кощей Кащеича, ходили странные слухи! Ну, не совсем странные, а скорее загадочные и пугающие. Поговаривали, будто жил он в своей стороне тихо и мирно, в основном с животными, писал мемуары и собирал гербарии. Большинство населения этого, конечно, не понимало и не приветствовало, но г-н Бессмертный на них плевать хотел с горки высокой. Что с них взять? Темнота!
Мутный взор и орлиный профиль Кощей Кащеича был устремлен туда – за забор железный, заграницу в смысле. А чего? Гоблинам ихним значит можно, да? А нашим упырям – нет? Врешь, думал Кощей Кащеич, не возьмешь! И не таких уродов за пояс затыкали! (не подумайте чего срамного!) И ведь, затыкал граждане, ещё как затыкал!
И уехал бы г-н Бессмертный за бугор, давно виза открыта, и бросил бы любимые конопляные заросли и маковые поля, повыбрасывал бы баллончики с дихлофосом к матери чертовой, и вылил бы канистру забористого концентрированного ацетона, да была проблема --- Яйцо! Тянуло оно его, понимаешь, к земле родной. Не в прямом смысле, конечно, а в переносном. О! Яйцо у Кощей Кащича было нестандартного оранжевого оттенка, с яркими пурпурными прожилками. Размеру не большого, но тяжести великой. Таскаться с этим грузом в его годы, было бы полным ребячеством, неудобством, да и просто опасным занятием: расколоть можно! Что, в принципе, опасно было для Кащеевской жизни, не говоря уж о благополучии. Ведь старый отец Кощей Кащеича неоднократно предупреждал молодого наследника:
---Береги яичко сынок! Оно мне от деда твоего досталось, в нем сила волшебная и могучая. Настанет час, когда вылупится из него зверь невиданный, в Красной книге помеченный, и тогда возродится царство Кощеево и не указ тебе будут, ни цари, ни султаны заморские, ни рвань всякая, что с мечами да копьями по дорогам таскается! Всех в бараний рог закрутишь….
Вот такой был пунктик у старичка. Сам-то он, маразм его раздери, издох давно. Случайная смерть, в общем-то. Торопился на свидание, пришивая пуговицу на брюки своей иглой, что смерть на конце хранила, да обломил впотьмах сослепу. Все свет экономил, ну и доэкономился. Но перед кончиной строго-настрого сыну приказал о яйце позаботиться.
Вот поэтому и сидел Бессмертный в своем тереме безвылазно. Ждал, когда зверь вылупиться и смотрел по блюду волшебному (единственному в округе) ролики насквозь эротического содержания, что гнали сюда гномы забугорные, пребывая в счастливом неведении, что над Яйцом уже занесла серп злая Судьба в образе прыщавого Ваньки.

В лесу дремучем.

---Ну, милок, пашёл оседова!---Пантелей свернул в квадрат подписанное Иваном обязательство и беззлобно ткнул его в шею.---Без яичка не являйся! Самого в крутую сварю, ежели что!
Иван, задумчиво ковырявшийся в носу, подумал, не сделал ли он с похмелья большой глупости, что подвизался добывать скорлупу? Однако додумать ему не дали --- толпа рослых и румяных стрельцов подхватила его под ручки белые и вышвырнула за городскую стену. Оглянувшись на захлопнувшиеся за спиной ворота, наш молодец почесал ушибленный пах, поднял с земли котомку с незатейливым набором джентльмена и, продолжая ковырять в носу, зашагал на запад, вслед за уходящим солнцем.
Естественно на пути его встал темный лес. Встал, как водиться, нежданно-негаданно, утром рано. И не простой, надо сказать вам лесок, а очень дремучий, почти как Ванькино образование. Пропетляв по опушке, яичный добытчик отыскал, наконец, широкую утоптанную многими ногами тропу под огромным дубовым щитом, где черным по белому было выведено от руки:
“Берегите природу, мать вашу! Вход в лес и выход по будням с 11 до 20.По выходным и праздникам, только членам (название организации было стерто чьей-то шкодливой рукой) и детям. В понедельник – санитарный день и кормежка зверей. Администрация Лысой Горы.”
Иван, беззвучно шевеля губами, перечитал афишу дважды и постарался запомнить её смысл. Чем бес не шутит, авось и сгодится. Он даже хотел переписать текст на бересту, да вспомнил, кстати, что поп Феофан, вбивавший в него знания в приходской школе, как-то сказал про его почерк:
---Тебе, отрок, в Приказе забугорной разведки служить надо, потому как ни одна контра заморская, каракули твои разобрать не сумеет и доноса твого не прочтет……
Честно сказать, Ванька и сам не мог обычно прочитать, что минуту назад написал, поэтому и сейчас решил времени зря не тратить, а пожрать и топать дальше.
Привал вышел у него короткий. С хрустом пережевывая репчатый лук и откусывая здоровенные куски от ломтя черного заплесневелого хлеба, Ивашка вдруг услышал, как кукушка начала свой отсчет где-то над его буйной головой.
Иван, не склонный к сантиментам, все же решил просчитать оставшиеся ему годы, а может часы или даже минуты с секундами.
---Три, четыре….---Иван сглотнул то, что было у него во рту и конечно, сбился со счета.---Скока-скока?---крикнул он, запрокинув стриженную башку.
---Ку-ку, ку-ку! Ку…..---поперхнулась птица.---А тебе не по фигу, а мужик?
---Ну, ващет, плювать,---смущенно признался Иван.
---Так че ты, блин, сбиваешь?---негодующе крикнула кукушка.---Ходють тут всякие…А потом яйца пропадают!
“Ах ты!---подумал Иван,---Откуда она про яйцо узнала? Не иначе шпиёнка! Мочить надо.”
---Птичка!---скрывая истинные намерения, ласково обратился к пернатому Ваня,---А где у вас тут сортир?
---Во-во!---злобно произнесла из ветвей кукушка,---ещё и гадють где не поподя!
---Да мне руки после еды обмыть,---попытался выкрутиться Иван.---Что тут такого-то, а?
Но птица не ответила.
---Соловушка?---Иван засучил рукава, готовясь к кровавой расправе и подойдя ближе к дереву, попытался разглядеть нахалку через листву.---Спой мне, птаха, про любовь.
Но подлая тварь молчала.
---Кукушечка?---заискивающе шептал он.--- Ты где?
Острый молодой взгляд Ивана шаря по ветвям дерева, вдруг обнаружил её прямо у себя над головой. Кукушка непомерно раздулась и дико зажмурившись, кряхтела.
---Ах, вот ты где….---маленькое яичко упало на его нос и, не дав закончить предложение, разбилось вдребезги.
Иван отпрянул от дерева и, молотя себя по носу, покатился по сырой земле.
---Безобразие!---орал он.---Ну, попадись ты мне….
---Не поминайте лихом!---хихикнула кукушка и, пьяно кренясь на один бок, тяжело полетела вглубь леса.
Пообдирав все придорожные лопухи, Иван, как умел, привел себя в порядок и, продолжая бормотать себе под нос угрозы, направился по тропе через лес.
Примерно через десять минут хорошей ходьбы, справа от дороги появился указатель. Прибитый ржавым гвоздем к кривой осине, он возвещал о избе-музее на курьих ножках, времени посещения и с краткой аннотацией. Музей, особо не влек Ивана, но вот ножки….. Сев у осины он крепко задумался. Съеденный с утра “чиполлино”, не только не насытил его, а даже наоборот, распалил аппетит. Хотелось жрать и любить одновременно. В любом случае ножки подходили как нельзя лучше.
---Эй, соколик!--- по дорожке, мимо задумчивого Ивана, катился колобок.---Закурить не найдется?
---Некурящий,---буркнул Иван, тщательно изучая содержимое своего носа.
---А в репу?---поинтересовался колобок.
---А по тыкве?---все так же в задумчивости произнес добрый молодец.
Румяные щеки колобка налились багровым. Ещё никто и никогда, зная его драчливый характер, несмел ТАК с ним вести дела. Подпрыгнув выше своего роста и перекинувшись через себя, он гневно посмотрел на Ивана.
---Видал?
---Повторить сможешь?---Спросил Ванюша вставая.
---А то!---выдохнула смесь муки и дрожжей.---Смари-ка!
Он подпрыгнул вновь, но на землю так и не опустился. Иван, поймав момент, на излете, резким ударом ноги послал колобка в заоблачную высь, словно футбольный мяч. Разбрызгивая вокруг себя слюни и непотребную ругань, колобок со свистом скрылся за лесом и буквально через секунду до Ивана донесся ликующий рев трибун далекого стадиона --- Го-о-ол! Или показалось ему это что ли, с голодухи. Сплюнув на сыру землю и утерев рот рукавом, Иван бодро зашагал к избе-музею.
Тропка вывела его на ярко освещенную поляну, всю в незабудках, розах и хризантемах. Посреди цветника стояло строение ничем не напоминавшее собой избу, скорее это был коттедж после евроремонта. Ветерок, шевеливший кудри путешественника, играл голубыми занавесками в открытых настежь окнах дома и относил в сторону сизый, едва приметный дымок из трубы на крыше.
---Хм!---с сомнением произнес, оглядев поляну, Иван,---Можить ошибся я?
Он смело шагнул к будке с надписью “касса” и забарабанил в окно. Окошко приоткрылось на четверть и на Ивана глянул зеленый глаз, обрамленный пушистыми ресницами.
---Скажите, это что ль музей, будет?
---Он самый!---окошко раскрылось полностью, и Ванька увидел насквозь рыжую девицу с огромным вырезом на загорелой груди.
---А!---открыл челюсть Иван, глядя прямо в вырез.
---Вам билет взрослый или детский?---спросила его девица, готовясь оторвать клочок бумаги от рулона длиной в 54 метра.
---Детский!---не задумываясь, произнес Иван. Давняя привычка к халяве и детским скидкам сидела в нем, как гвоздь ржавый.
---Хорошо,---кивнула билетерша.
---Нет! Взрослый!---опомнился Ванька, видя, что девица насмешливо улыбнулась.
---Взрослый мне вощем!---поскреб он себя по несуществующей щетине.---Это ничего, что я не брит? Музей все-таки.
---Ничего.---Ответила красотка, подавая ему взрослый билет.---Так вы даже сексуальней!
---Ну, а то!---довольно улыбнулся Иван и спросил,---Где начало осмотра? Ножки где?
---Все там,---девица умудрилась как-то высунуться из окошка по пояс и, придерживая готовые вывалиться из платья груди, указала на коттедж.---Ступайте прямо по дорожке и встаньте на коврик у двери.
---Сенькаю!---блеснул образованием Иван.---Как звать-то тебя, красна девица?
---Да Баба-Яга, я!---последовал ответ.
---Баба…..??? Кто?---изумился добрый молодец.
---Ну не мужик же,---послышалось из будки.
---Слушай, баба….---начал Иван.---Как бы нам это…..
---Идите-идите, молодой человек! В рабочее время не положено.
Оборачиваясь к будке, то и дело спотыкаясь на неровностях дорожки, Иван подошел к коттеджу.
---Куды тут с билетами?
---Взрослый? Детский?---спросил голос изнутри.
---Канеш, взрослый!---гордо заявил посетитель.---А ножки где?
Изба-коттедж тяжко заскрипела и приподнялась над землей на двух крепких куриных ножках затянутых в тугой капрон ажурных чулок. Иван попытался склониться и разглядеть их поближе, но изба плюхнулась на место и тот же сварливый голос, произнес:
---Как вам не совестно, молодой человек, дамам под юбки заглядывать?
---Так уплочено ведь!---оправдывался Иван.
---Это музей, а не бордель, ясно вам?
---А жаль,---тоскливо посмотрев на “кассу” сказал Ванюха.
Ставни на окнах захлопнулись, негодующе при этом скрипнув и изба произнесла:
---Ага, ещё один в поисках приключений на свою голову?
---Я по служебной надобности, ваще-т.---Иван подбоченился.---Так куда входить?
---Входить?---зловеще переспросила избушка и распахнула свою полированную дверь.---Сюда входить!
Иван, поднявшись на три ступени лестницы и заинтересовано глядя по сторонам, торопливо шагнул в проём двери в предвкушении музейных редкостей……
…..Кто работал двуручной пилой, тот поймет состояние Ивана. Неведомая сила зажала его в дверном проеме и придавая ему возвратно-поступательное движение принялась тереть им об внезапно сузившийся косяк двери. Избушка при этом издавала тихое кудахтанье и мелодичное повизгивание удовлетворившего голод зверя. Сколько это продолжалось, Иван не помнил. В довершении процесса его выкинули через люк в полу и одна из куриных ног, чуть не порвав ажур колготок, наградила его ударом в область копчика. Оборванный, жутко потный Иван отлетел метров на десять и замер без движения под окошком “кассы”.
Очнулся он ближе к обеду. И не оттого, что солнце грело ему измученный копчик, а от холодного прикосновения в носу. Приоткрыв один глаз, он увидел подле своего лица, грязную и бородавчатую жабу. В заднице у неё торчала белая стрела, но глаза были добрые и влажные.
---Я тут проходила…---начала она.---Вдруг гляжу, мужичок ничейный! Думаю себе такая, откудава к нам прелесть эта?
---Да тебе все, кто красивей тебя --- прелесть!--- подала голос из будки Баба-Яга.
---Ах, девушка, не будьте такой язвой,---ответила жаба.---Вот сейчас меня поцелуют и стану я прекрасной красной девицей…..
---Не много ли красного на тебе будет, уродка?---хмыкнула кассирша.
---Завидует,---сказала жаба Ивану.---Всю жисть завидует!
---Ну….---приподнялся над землей Ванюша.
---Целуй меня скорей и в жены бери!---шепнуло земноводное.---Чесным пирком, да за свадебку! Не прогадаешь, точно говорю. Я хоть куда….
---А хоть куда, это куда?---хмуро спросил наш Иван, почесывая поясницу.
---Пошла отсюдова, проститутка!---Баба-Яга, не выдержав, высунулась из окна.---Кто тебя только не целовал, а уж икры наметала…..Все болото загадили.
---А вы, а ты….---не сразу нашлась жаба.---А ты --- девушка, вот!
---Кто? Я?---вспыхнула Яга.---Это я-то, девушка? Где ты была, когда я была девушкой? Да совести у тебя нет, рвань ты болотная!
Иван окончательно поднялся и шатаясь заспешил вон с полянки. Вслед ему ещё неслись нелестные эпитеты, которыми награждали друг друга особы женского пола.
Жрать Ивану уже расхотелось, любить пока тоже.

На подступах к Лысой горе.

Полуденное солнце припекало буйну голову Ивана и, по всей видимости собиралось нанести ему солнечный удар. Наш удалец вновь тащился по главной тропе Дремучего леса в сторону захолустья именуемого в прошлом “Кощеево Царство”. Вокруг Ивана раскрывались такие красоты дикой природы, что у любого натуралиста перехватило бы брюшную полость от счастья. Ну, это у натуралов, так сказать. Но Иван ещё не определил своего места в жизни, частенько терял ориентацию и смотрел на все под тупым углом. Посему красоты эти были ему по боку, а вот мучившая организм жажда --- нет.
---Ну, хоть бы речка, ну хоть бы ручеек…..---с трудом ворочая шершавым языком бормотал Иван.---Ну, хоть бы лужа какая.
Тропинка петляла среди деревьев и кустарника. То, вздымаясь на пригорки, то, проваливаясь в неглубокие овражки, она бежала и бежала вдаль. В правом глазу Ивана постоянное мелькание древесных стволов стало сливаться в одну размытую картинку.
---Фокуса нет---вот в чем фокус!---скаламбурил Иван.
Наконец за очередным поворотом тропа стала несколько шире и в сени дуба, Иван увидел торговый ларек-автомат. Все внутри нашего героя возликовало. Добрый молодец, напрягая остатки сил, опрометью кинулся к нему в надежде раздобыть водички и напоить свое тело.
Однако не успел Иван ещё приблизиться к торговой точке, как в воздухе просвистел какой-то снаряд. Хлюпающий звук донесся до растопыренных ушей Ивана и заставил обернуться к упавшему предмету.
---Эй, соколик!---всё тот же колобок, но теперь грязный и потрепанный, обратился к Ивану.
---Не курю и вам не советую!---отрезал Ванька, предвосхищая дальнейший разговор.---В репу не хочу, могу отвесить по тыкве!
Колобок хищно улыбнулся щербатым ртом собираясь что-то сказать, но Иван коротко разбежавшись снова послал его в полет над лесом.
---Га-а-ад!---истошный крик улетающего кругляка прорезал тишину леса и замер вдали. Иван прислушался, но на сей раз криков, типа “Гол!!!” и “Шайбу-шайбу!” не последовало. Видать, промазал, подумал наш герой и вернулся к ларьку.
Торговый автомат тихо гудел и подрагивал. Большое количество надписей на забугорном языке никоим образом не просветило Ивана и русским-то владевшего с трудом. Нахмурив черные полоски бровей и уперев грязный палец в надписи, Ваня пытался, однако, связать буквы вместе:
---Пи и Е….Пие…Сь..Пиесь..И. А, ясно--- Пиеси. Ка…ко.., черт! ..Какало? Вот упыри! Ничё не понятно! Писи-какало? Пиеси-коло? Можь ваще на фик Песи-кола?---рассмеялся он.---Да таких и слов-то нет на свете!
Тем временем, жажда взяла его за жабры так, что больше ничего не читая и не о чем не думая, он дернул торчавшую из автомата ручку и с трудом перехватил вылетевшею ему прямо в лоб банку. С мудреной затычкой Ивану возиться было недосуг, и он вскрыл емкость одним укусом белых, и давно не молочных, зубов. Жесть банки, поддаваясь напору, возмущенно скрипнула, и жидкость забулькала, струясь по Ваниной глотке вниз. Так же он расправился еще с тремя банками. Но при последней расправе, пытаясь выжать все до капли, Иван запрокинул голову повыше и взгляд его синих глаз уперся в корявую надпись наверху автомата.
---Квас что ли в ассортименте у них?---спросил сам себя Ивашка.---Ну-кась прочтем….
Надпись скорбно гласила: “Не пей, козленочком станешь!”
Иван пожал плечами и, подумав с минуту, нацарапал на заморском автомате, очень кстати подвернувшимся гвоздиком, русскую транскрипцию очень неприличного слова. Затем, отступив на два шага, он полюбовался своим наскальным творчеством и беззаботно насвистывая, зашагал к дороге.
На лбу его, невидимая хозяину, но заметная издаля, проступала жирная синяя надпись: КАЗЕЛ.
В это время из чащи выступили два Серых Волка. Оба в дым пьяные, желтоглазые и жирные до безобразия, но при этом очень пушистые. Они тупо уставились на Ваньку, щеря в нехорошей улыбке свои гнилые клыки и тот, что был справа, сыто рыгнул.
Иван, в общем-то любивший животных, улыбнулся в ответ.
---Че ты лыбися, козел?---задумчиво спросил один из хищников.
---Козел? ---переспросил Иван.--- Cela vous a moi? Это вы мне?---поправился он.
---А toi le monstre! Ici plus de boucs sont absents! ( Тебе урод! Тут больше козлов нет!)
---Mais apres le bouc --- il faudra repondre! (А за козла --- придется отвечать!)--- прогнусавил Иван.
Дальше разговор пошел на французском. Как выяснилось позже, Серые прибыли из-за Бугра подлечить свои измученные от переедания организмы в местной целебной грязи и развеяться. Беспорядочное увлечение Бабушками Красных Шапочек не только привело к ожирению, но и напрочь лишило их потенции (не вспоминая уж о житие с тремя свиньями в хлеву, который те гордо называли---Наш домик.) Все это было рассказано в ходе великосветской беседы, а затем собеседники обменявшись бранными словами, просто полезли в драку. Как говориться, в красном углу ринга…Иван не спеша бил обоих волков ногами, стараясь не попортить заморских шкур, которые уже облюбовал себе на полушубок. Может, и на шапку ещё выкрою, прикидывал он, молотя обидчиков. Те же, трусливо прикрывая интимные места хвостами, бездарно пытались увернуться от подкованных Ванькиных лаптей и отступали назад к деревьям, желая поскорей смыться.
Перевес был явно на стороне Ивана. Гнилые клыки щелкали и с хрустом ломались о железо лошадиных подков на Ивановой обувке. Впрочем, драка закончилась в тот момент, когда на одном из Волков позорных треснула молния. Его пушистая шуба разъехалась в стороны и обнажила истинный полинялый мех зверюги. Два кандидата на одну клетку в зоопарке мрачно подняли лапы в воздух.
---Сымай прикид жива!---скомандовал Иван.---Оба! Ну!
Покорные судьбе загрантуристы, скинули шубы и поспешили в чащу.
---Все равно—казел!---донеслось до Ивана.
---Пошли к чертовой матери, собаки бешенные!---увязывая мех и запихивая его в котомку, крикнул им в след победитель.
Примерно через минут десять энергичного движения по тропе, во время которого повеселевший Иван голосил непристойные частушки, молодецки присвистывал и рубил суковатой палкой, изображавшей меч, торчащую по краям крапиву, изображавшую собой г-на Бессмертного, о своем существовании ему напомнил его мочевой пузырь. Разом веселье покинуло Ивана и он огляделся в поисках туалета. Ни чего подходящего в пределах видимости не нашлось, поэтому Ванюша метнулся к ближайшей моховой кочке, такой большой, что целиком скрыла его от посторонних взглядов с дороги и торопливо стал возиться с завязками штанов. Наконец, когда штаны поддались, Иван повернулся к кочке, закрыл глаза и сосредоточился.
---Ты чего это удумал, козел?---прозвучал утробный бас и прямо на Ивана уставился сердитый глаз. От неожиданности Иван чуть не оконфузился как дитя малое, но справился с испугом.
---Сам ты – козел! ---буркнул он.---Ну-ка отвернись, мне дела справить надо.
Моховая кочка зашевелилась и поднялась в рост. Два с половиной метра нависли у Ивана над головой и обладатель обезьяньей рожи гневно хрюкнул.
---Я те ща справлю, я те ща так справлю…. Ты у меня год, поганец, лес чистить будешь!
Иван заворожено смотрел на этакое чудо-юдо, забыв и про нужду и про штаны. Они соскользнули у него вниз и лежали на сырой земле.
---А!---слюна капала из приоткрытого рта Ивана, который пребывал в прострации.
---Б! ---отозвалась кочка и, протянув к Ивану ручищи, стала его одевать. Натягивая на него штанишки и заправляя в них, все, что надлежало заправить, кочка ласково втолковывала:
---Пойми ты, человече, если ты напачкаешь тут, потом другой придет, напачкает, так ведь все загадить можно! Ты не думай, что я зверь какой, я---Лихо Одноглазое, я все понимаю! Ни чета Кинг-Конгу какому-нибудь заморскому конечно, по небоскребам не лазаю, но за порядком следить успеваю!
Когда Иван был одет, Лихо отступило и, придирчиво оглядев его, добавило:
---Ну вот! Козел! Тьфу, ты…. Орел, говорю, мужчина! Только надпись со лба сотри, паскудно выглядишь! Дальше у Лысой Горы, засмеют тебя наши бабы.
Когда Ивана отпустило и смысл услышанного дошел до него, он попытался, сведя глаза к носу разглядеть у себя на лбу надпись. Чуть не окосев от натуги Ванька так ничего и не увидел.
---Ну, давай помогу, что ли?---сказал обезьяноподобный и, послюнявив палец, провел им по лбу Ивана.---Все, свободен!
Лихо вывел Ваньку на дорогу, хлопнул по спине лапой и пожелал:
---Скатертью дорога!
Дорога действительно впереди была как скатерть и после слов Лиха, сама понесла Ивана на себе, как лента транспортера. Иван присев от неожиданности, унесся на ней вдаль и поэтому не слышал слов мохнатой зверюшки:
---Не буди Лихо, пока оно тихо! Пойду вздремну, а ты покатайся милок пока по Кольцевой.

Про высокие отношения.

Сначала Ивану было здорово занимательно, не двигаясь перемещаться в пространстве сидя по-басурмански с поджатыми под себя ногами. Но спустя какое-то время он обратил внимание на то, что через равные отрезки времени пейзажи вокруг стали повторяться. Кроме того, опять хотелось в туалет. Солнце в небе постоянно меняло свое местоположение и Ваня, наконец, догадался, что это кольцевая ветка дороги.
---Ну, кочка моховая!---это по поводу Лиха.---Я те устрою, забег на короткую дистанцию, как время будет!
На одном из крутых поворотов Иван умудрился спрыгнуть с серпантина дороги и протаранил головой непонятно как оказавшийся здесь забор. Однако голова у Ваньки была хоть и пустая, но крепкая, поэтому ничего ему, понятное дело, не сделалось. Иван встал, плюнул в сторону дороги довольно метким плевком и пошел вдоль забора. В какой-то момент он воровато огляделся и быстро шмыгнул в густые заросли крапивы, что обильно росла параллельно тропке. Отсутствовал он недолго.
---Полный дискомфорт!---сердито шипя, как рассерженный кот, Иван вновь выскочил на дорогу, зверски расчесывая ужаленные подлым растением места. Впрочем, несмотря ни на что настроение у него заметно улучшилось и он, присвистывая и подпрыгивая, загорланил во всю мочь:
---Над селом фигня летала
Серебристого металла
Много стало в наши дни
Неопознанной фигни.
Сзади опять шлепнулся прилетевший из поднебесья колобок.
---Какой счет?---весело поинтересовался у него Иван.
---2:1, в пользу 33 богатырей!---прошамкал уже полностью беззубый колобок.
---И-и-эх!---выдохнул наш Иван, проводя очередной удар в штрафную площадку богатырской команды. Колобок беззвучно взлетел на лесом с полным ртом черной земли, что попала туда с Ванькиных лаптей и спустя секунду, пропал из вида. Затаив дыхание, Иван прислушался:
---В команде гостей замена!---донеслось до него из-за леса. Как видно стадион был уже близко.---Вместо номера 6 --- Мальчика с пальчиком, на поле выходит номер 21 --- Пиннокио---мальчик с носиком.
---Тьфу, ты!---сплюнул Иван и решив больше не думать об исходе неизвестного матча, отправился дальше вдоль забора.
Вскоре забор привел его к широкой тропе. По краю её было написано: “Главный тракт имени Кощея”. Иван зверски улыбнулся в предвкушении близкой цели, но трогать надпись не стал, а заспешил дальше. Вокруг потянулись более оживленные места. То тут то там Иван видел шикарные особняки, нечета домам полуподвального типа в его родной деревне, ухоженные цветники и садики с могильными плитами, где разгуливали престарелые упыри на покое. Лавочки и магазинчики, разбросанные вдоль тракта, сияя броской рекламой и хлопая дверями, приглашали его заглянуть в них, но он воротил рожу в сторону и топал прямо.
---Ну, да! Как же!---помня о происшествии в музее на курьих ножках, бормотал Иван.
Целая компания мелких бесенят вперемежку с упырятами, гоняла по главной улице на роликах. Пожилые ведьмы не спеша, переходили из лавочки в лавочку скупая на корню сушеные мухоморы и вяленых мышей. Иван задержался у одного из маркетов чтобы перевязать завязки на штанах и вдруг увидел её… всё ту же Бабу-Ягу из кассирской будки. На сей раз, её пышная рыжая копна была кокетливо перевязана голубой лентой шелка, модный топик, с изображением какого-то заморского упыря в шляпе и очках, прикрывал объемистые холмы грудей, а короткая юбка, похожая скорее на негрскую набедренную повязку, открывала взгляду Ивана, пару стройных загорелых ног и кокетливо подчеркивала упругость её зада. Ивану опять захотелось жрать и любить одновременно.
---А, привет!---она тоже узнала его и махнула рукой.---Все тут ещё? Я уж подумала, ты уехал.
---Куды ж мне ехать-то? У меня дело есть.
---Какое дело?---спросила она, подходя ближе к Ивану и доставая из лукошка гроздь крупного винограда.
---Да такое уж… дело!---откровенно глядя на её ноги, сказал Иван.
---А,… ну-ну,---усмехнулась красотка. Она поднесла гроздь к пухлым и влажным губам и медленно оторвала ими одну спелую и сочную ягодку. Брызнувший сок капнул ей прямо во впадину между грудей, заставив Ивана нервно сглотнуть.
---А объявление при входе в лес читал?--- ласково спросила она.---Помнишь ЧТО там писано?
---Да, чё там помнить-то?---недовольно поморщился Иван, она сбила его романтический настрой.--- Кормежка зверей…,членам—многочленам…, вход-выход!
---Вот!---остановила его она.---Вот! ВЫХОД! В 20.00 между прочим!
---Ну и?
---Что ну и? Если ноги не унесешь к этому времени, пропадешь тут.
Понял?---Яга опять поднесла гроздь винограда к губам и, высунув кончик языка, провела им по одной из ягод.
---Трем смертям не бывать, а одной не миновать!---ободрил себя Иван.
---Ну, это понятно!---кивнула девица.---Вот что, не знаю, почему я это делаю, но вот те клубочек. Если не успеешь выбраться из лесу до вечера, кинь его под ноги себе и он тебя ко мне приведет, а я уж тебя укрою до утра!
---Укроешь одеялкой или простынею белой?--- Иван, как мы видим, думал только в одну сторону.
---А там посмотрим, добрый молодец!---кокетливо поведя плечом, сказала девушка и, отдав Ивану шерстяной моток, перешла на другую сторону дороги.
Иван постоял немного, провожая взглядом аппетитную фигурку, затем сунул клубок в карман и двинулся дальше навстречу садившемуся солнцу. Две мысли, два варианта крутились в его головке --- то ли быстрее добраться до границы надела Бессмертного К.К., то ли затянуть время и воспользоваться откровенным предложением красотки.
---Скока время?---спросил он, проходя мимо шелудивого неприятного на внешность мужичка, сидевшего меж ветвей громадного дуба.
---Я чё вам, Бюро справочное?---огрызнулся мужчина, не отрывая взгляда от листа бумаги.
---Я и не сказал, что вы бюро….---протянул Иван, задрав вверх голову.
Мужик в рванине оторвался от писанины и мрачно посмотрел вниз на Ваньку.
---Добрый молодец? Половой гигант? Богатырь-недомерок? Кто вы, дерзкий юноша?
---Скорее Богатырь-гигант, причем ПОКА добрый,---стал заводиться Иван.
---Ну а я, Соловей! Будем знакомы? Правда, не разбойник давно, перешел в бухгалтерию Лысогорского сельсовета. Богатыри повывелись ноне, конкурентов мне нет! Вот и тружусь над отчетами, пенсию зарабатываю, да дочери приданое коплю.
---Молодец старичок! Правильно!---одобрил Ванька.--- А то, что эт такое, все невесты прежде в карман мне смотрют, а не на то, что у меня на душе твориться…..
---Да, молодой человек, упадок в обществе, упадок! Нету щас высоких отношений…нету, ---печально вздохнул Соловей,---Только и можно обрести себя на ветке дерева, как мартышка заморская, либо в грязь болота скатившись наподобие лягушки….
---Лучше б на ся в зеркало смотрели, заразы….Все до свадьбы Елены Троянские, а после так Бабы-ёги,---горячился Иван.--- А када материального интересу нет, то тут только любовь роль играет!---закончил он и вспомнил, что давно не ковырял в носу.
Соловей по-отечески взглянул на Ивана и усмехнулся:
---А Бабу-ягу ты не трогай. Дочь она мне.
---Вауу! Дочь твоя? Крута! ---забыв про вставленный в нос палец, изумился
Ванюшка,---тока не похожи вы! Ты, чес сказать, урод прям какой-то!
---Так и ты не красавец! Вон у тя вся рожа в прыщах!---спокойно произнес папа Бабы-яги.
---А прыщи – это явление временное и обсуждению не подлежащее!---отрезал Иван, рассматривая вытащенный из носу палец.
---Пить будешь?---спросил Соловей.
---А есть?
---Ну, нет так купим! --- слезая с дерева, сказал бывший разбойник.---Тут не далеко есть забегаловка, “Щасливый Покойник”, там и человеческое подают. Идем?
---Легко!---повеселел Иван.
Трактир и впрямь был практически рядом. Из освещенных и раскрытых настежь окон, неслись музыка и дикие крики оргии. Войдя на широкий двор, Иван и Соловей увидали трех детишек, двух мальчиков и девочку, которые большими метлами старательно сметали в кучу яблочные огрызки, окурки и прочую грязь, что выбрасывались посетителями прямо на улицу и обильно усеивавшие пространство двора
---Чего это у вас детей мучают?---спросил Иван у будущего собутыльника.
---А!---махнул рукой тот.---Не обращай внимания. Это ж к нам по обмену в ученичество присланы. Гарри Поттер и бригада его. У них там за Бугром только летать учат, да свой уровень интеллекта подсчитывать, остальное все за них машинки хитрые делают. Ну, а у нас все ручками да ножками надо! Вот и грызут науку детки!
---А, ну эт правильно!--- похвалил такие порядки Иван.
Они прошли мимо потных и грязных подростков, один из которых очкастенький, особенно ожесточенно размахивал колдовской метёлкой.
--- Good evening, Mr. Potter! ---кивнул ему Соловей.
--- Good evening, sir! ---отозвался тот, останавливаясь и утирая пол со лба.
---Без труда, не вытащишь рыбку из пруда!---наставительно подняв палец сказал представитель Лесогорской Администрации и, повернувшись к дубовой двери, распахнул её настежь.
---А! Соловушка! Привет, морда! Эй, бандюга, садись к нам!---понеслись выкрики сквозь дым сигарет с ментолом. Соловей, мигнул Ивану---видал, мол, как встречают, и крикнув что-то неприличное в ответ, прошел к столику у окна, где гуляла разношерстная компания.
Во главе стола сидел громадный рыжий котяра с печальными глазами, он держал в руках гитару и тихонько пощипывал струны.
---Баюн!---представил его Соловей.
---Иван!---двигая стул и делая приветливую физиономию, сказал Иван.
---А это наш Водяной!---Соловей указал на бочку с водой, к которой был протянут шланг от баклаги с пивом.---Он все слышит и все понимает, только проблемы с дыханием у него.
Вода в бочке плеснула и над поверхностью показалась рыбья морда огромного сома и зыркнула на Ивана.
---Очень рад!---старался быть вежливым тот, но чуть не сплюнул от вида морды.
---Ну, это Леший, Упырь и Лешачиха.
Три мерзкие хари повернулись к нему и обнажили в улыбке кривые зубы.
Иван уселся напротив них и тоже как можно шире оскалился, показывая крепкие белые клыки.
---Водки гостю!---рявкнул Баюн в сторону и подцепил когтем кусок тухлой рыбы с тарелки. Соловей сел рядом с Иваном и налив себе полную чашу пойла кровавого цвета, сказал:
---Ну, за знакомство, что ль?
---За знакомство!---сказал Иван, беря поданную официанткой чарку водки.
---За знакомство!---присоединилась к тосту вся компания, а Водяной булькнул водой.
Иван пригубил водку и хотел было поставить стакан на стол, однако Баюн запротестовал:
---До дна, до дна Ванюша!
Под пристальными взглядами Ивану пришлось опрокинуть в себя холодную водку. И дальше дело пошло легче. Иван пил наравне со всеми, глупо смеялся не к месту и пытался рассказывать похабные анекдоты заплетающимся языком. Компания пьяно ржала над его попытками и в нетерпении посматривала на часы с кукушкой, той самой, что надругалась утром над Иваном. Стрелка на механизме неумолимо двигалась к восьми часам вечера.

Воюя…

Ровно в восемь кукушка высунула голову из маленького окна и, оглядев присутствующих, хрипло сказала:
---Ну, ку-ку, что ли? Комендантский час граждане! Кто не успел…,---при этом она ехидно посмотрела на пьяного Ивана,---тот как грится опоздал!
Соловей, до селе ласково обнимавший Ивана за плечи, придвинулся ближе и попробовал его шею, не жилистая ли. Затем, приоткрыв рот, потрогал кончиком языка правый клык, проверяя его на остроту. Резец слабо сверкнул в свете свечей. Поцокав и обведя всю ротовую полость языком, вычищая остатки пиршества, Соловей смачно плюнул на пол и обратился к Ваньке.
---Понимаешь, ---сказал он ничего не понимавшему Ивану.---Силы у меня уж не те! А желание свежих впечатлений осталось, ты уж не упрямься, братан, чтоб не бегать нам старикам за тобой!
Баюн тоже ловко передвинулся к Ивану и погладил его мягкой лапой по спине. Остальные, перегнувшись через стол, замерли в ожидании. Иван хоть был и пьян, но сообразил быстро: “Во влип! Да они ж --- ГОЛУБЫЕ ВСЕ!”
Однако, не подавая вида, что он обо всем догадался, Ваня покорно опустил мгновенно протрезвевшую голову и почувствовал, как Баюн пощекотав его усами, склонился, чтоб чмокнуть в грязную шею.
---Да хрен вам!---заорал Иван, неожиданно поднимаясь на дыбы и отбрасывая от себя обе сальные хари. Схватив со стола тарелку с рыбьими костями, Иван метнул её в рожу Лешего напротив и легко вспрыгнул на стол.
---Стоять, пацан!---заорали кругом упыриные голоса.
---Да па-ашли вы!---подковой лаптя Иван приложил протянувшую к нему руки Лешачиху в заросший волосами лоб, и та упала без звука.
---Не упрямься, Иван!--- опять подступая и криво щерясь, сказал Соловей. Мотнув башкой назад, он добавил,---Все равно по-нашему будет! Вишь скока желающих!
---Ну, так отобью я вам сейчас все ваши желания!---крикнул Иван, соскальзывая на пол и вставая в боевую стойку, как учили в клубе юных друзей спецназа. И тут толпа хлынула на него, накрывая с головой….
На улице, измученные Гарри Поттер и его друзья, только что закончившие уборку территории и присевшие перекусить, с негодованием увидели, как через окна стали вылетать по одному и пачками посетители. Некоторые пытались подняться и упереться в забор неповрежденными частями тела, но большинство же лежало там, где упало безо всякого движения. Ободранный в жаркой битве Баюн, с воротником из гитары, поспешно прошмыгнул к калитке и скрылся в подступающих сумерках, позорно бросив друзей на расправу Ивану.
---Я вам дам желающих!--- взревел в здании Ванькин голос и, очередное тело с грохотом вылетело на улицу, упав рядом с мистером Поттером. Голосящую по мужу Лешачиху, так и оставшемуся на время битвы лежать под столом, Иван просто выставил за дверь пинком ноги под зад. Не обременяя себя фантазией, он от души приложил Водяного по мокрой харе оловянным половником, врезал кулаком в лоб подвернувшемуся Упырю и подступил к Соловью.
---Ваня? Ванцетти!---заюлил старый двурушник.---Прости, бес попутал! Я хороший!
---Гомик, ты! Тьфу!
---Что-что?---переспросил Соловей нахмурившись.---Вот уж неправда! Мы правильной формации, парень!
---Ага!---поигрывая половником и выбирая место, куда б стукнуть гада, сказал Иван.---Целоваться лезли? Лезли! Хотели меня? Хотели! Так что давай, не отпирайся старый хрыч!
---Ты что, милок? Белены объелся?---заорал бывший разбойник.--- Мы ведь только крови твоей хотели!
---Да?--- переспросил Иван подозрительно.---И все?
---Тьфу, ты черт! Ну конечно парень, конечно!---попытался улыбнуться разбитыми губами Соловей.--- Не думай плохого!
---Ну,---смутился Иван.---А чего ж сразу-то не сказали?
---Скажешь тебе!---раздраженно крикнул Соловей.---Тебе ж тока помахаться и честным упырям фонарей наставить! А сейчас Ванёк, совет мой тебе, мотать отсюда и быстро! Потому как Баюн, падла такая, донес уж на тебя в Канцелярию и 33 скоро подъехать должны!
---Не боюсь я ни кого!---сверкнул глазами Иван.---Посылал всех и буду послать!
---Да пойми, дурья ты башка, с энтими шутки плохи! Они их просто не понимают! Вали, Ванюха!
Иван поскреб затылок половником и решил, что это предложение не лишено известного смысла. С дилетантами у него выходило без проблем, но связываться с профи ему отчего-то не хотелось. Достав клубок из кармана, причем тот, подлец этакий, умудрился тяпнуть его за палец, Иван бросил его на грязный и заплеванный пол кабака.
---Ты что, Дурак?--- подпрыгнув пару раз и стараясь избежать зеленых булькающих луж возмутился клубок.
---Откуда знаешь? ---поинтересовался Иван.--- Самый умный что ли?--- и затем, отбросив половник и поддав колобок ногой, добавил.--- Катись, давай!
…и любя.

Задами и огородами клубок вывел его к особняку Бабы-Яги. Во всем темном здании лишь единственное окно второго этажа было освещено.
---Пришли!---шепотом доложил клубок.
Иван огляделся вокруг себя в полной темноте, но ничего подходящего, для подачи сигнала о прибытии не увидал. Тогда он схватил клубок и запустил им в освещенное окно девушки. Клубок слабо пискнул и, врезавшись в окно, разбил стекло. На шум, тот час же выглянула утомленная ожиданием девушка. Красный пеньюар, одетый на ней, остановил на себе взгляд Ивана.
---Кто там?---спросила она тихо.
---Да я это!---прошептал ночной гость.--- Иван!
---Допрыгался, Ванечка?---ласково спросила Яга.
---Ты б что ль накормила, напоила и в ванной помыла, а потом и вопросы глупые свои задавала,---упрекнул её Иван.---Обещала ведь, помнится.
---Ладно-ладно, не ори, соседей разбудишь,---шикнула на него девица,--- сейчас впущу тебя, сокол мой!
---Через дверь не пойду!---категорично заявил Ванька.---Ученый уже!
---Ох, горе с тобой,---вздохнула Яга и скинула вниз веревку.---Лезь тут тогда.
Когда Иван, обдирая руки и ноги о металлический трос, что служил веревкой, поднялся в светелку к своей спасительнице, он окончательно выбился из сил. Баба-Яга, накинув на себя цветастый халатик, перехваченный у пояса золотой цепью, встретила его у подоконника хлебом-солью.
---Исполать тебе, добрый молодец,---сказала она, чуть склонившись и тряхнув рыжими волосами.
---И тебе Яга!---Иван кивнул в ответ и оглядел девичью комнату в поисках куда бы присесть. Взгляд его остановился на темном алькове в глубине комнаты.
---Ну, чего?---жуя поданный хлеб, спросил он девицу.---Куда прилечь?
---Прости меня Иван, но впечатление такое, что ты в хлеву рос!---рассердилась девушка,---Ты б хоть имя у меня спросил.
---Хлев рядом стоял,---согласно кивнул Иван и улыбнулся набитым ртом.---А имя я утром спрашивал. Ты сказала---Баб-Яга.
---Оно и видно, что не далеко ты от скотного двора вырос!---покачала головой Яга, доставая из комода чистое полотенце.
---Баба-Яга—это по работе должность, а отец меня Ясей назвал, понял?
---Яська, значит? Ну, Яська….куда тут ложиться?
---Марш в ванну, олух!
---Думаешь, не помешает?
---Уверена!---указывая ему на дверь, категорично заявила красотка.
---Ну, как скажешь,---пробормотал Иван и вдруг вспомнил.---А папаня твой не явится?
---Не явится, не явится, не бойся,---нетерпеливо отозвалась Яся.---Во-первых, сегодня наши в футбол выиграли, 5:3 между прочим, и папаша с друзьями гулять будут, а во-вторых живем мы отдельно, ясно?
---Ясно!---сказал Иван, глядя прямо в зеленые глаза и протягивая руки.--- Милая…..
---В ванну!---выходя из себя, крикнула девица, ударяя Ваньку по грязным ладоням.
Через минут десять, чистый и голый Иван, дефилировал по горнице. Останавливаясь в очередной раз, у хрустального трюмо он оглядывал себя полностью и задавал зеркалу сакраментальный вопрос:
---Свет мой зеркальце, скажи….
---Ну, ты меня уже достал, мужик!---пятый раз жаловалось зеркало и начинало перечислять имена и фамилии тех, кто, по его мнению, был милее Ивана. Яся истерично хохотала на просторной кровати, а Иван, смущенно прикрыв наготу, оборачивался к ней и глупо хихикал.
---И долго ты будешь там торчать?---спрашивала она у него.---Может спать, наконец, ляжем?
---Да погоди ты, …ща приду!---заливался краской Иван. Ему отчего-то было страшно и все у него холодело от мысли, что вот сейчас, здесь, в этой самой постели и с этой, самой красивой на сегодняшний момент женщиной, он потеряет свою невинность. И, наверное, больше никогда не сможет быть самим собой, юнцом с единственной целью в жизни. Смысл существования будет утерян для него безвозвратно и никогда уж не будет для него более заманчивой тайны, чем эта. Это пугало.
---Ванечка?---нежно позвала девица.---Ты кого боишься? Меня?
Иван, подобрав с пола полотенце, подошел к ней и угрюмо сел рядом. Не зная, как начать он шмыгал носом и чесал подбородок.
---Ну, давай, расскажи,…что с тобой?---девушка повернулась к нему и положила руку на его бедро.
Иван про себя махнул рукой и выложил все как есть, про все свои сомнения и страхи.
---Глупыш ты!---сказала девица и, развязав завязки халата, притянула его к себе.---Иди я тебя пожалею и докажу, что бояться тебе нечего! Бояться мне надо….---тихо добавила она.
Иван, поддавшись её мягкой, но настойчивой силе, повалился на неё и уперся носом в один из округлых бугорков, что так вожделел утром. Потом он закрыл глаза и все дальнейшее, ему виделось как во сне. Он чувствовал, что нежные губы целуют его тело и потихоньку стал втягиваться в бурный водоворот событий. Ему становилось то жарко, то холодно. В эти мгновения, он или отстранялся от горячей красотки, или наоборот прижимал ее к себе до хруста в ребрах. Иногда он чувствовал её прохладные пальцы у себя на теле и замирал в истоме. А иногда, дотягиваясь до таких мест на теле у девушки, о которых он раньше и понятия не имел, вертелся на кровати, как настоящий акробат.
---Тише-тише,---шептала влажные Яськины губы, которые он покрывал быстрыми и жадными поцелуями.---Ты спешишь.
Иван и правду спешил, он боялся, что все может закончиться для него гораздо раньше положенного и выглядеть он будет, мягко говоря, паскудно.
---Поспешишь---людей насмешишь!---вспомнил не к месту Иван и моментально облажался.
---Ой!---сказал он и замер.
---Вот тебе и ой,---рассмеялась девица,---Нерадивый ты ученик, Ванька. Таких обычно заставляют повторять урок! Иди-ка поближе……
Дальше все было сказочно. Иван обрел наконец-то себя и контролировал каждое свое движение. Ещё долго в алькове раздавались томные стоны Яси и Ивановы победные кличи, пугавшие своим регистром жильцов, аж на соседней улице. И только когда в небе померкли звезды, а на востоке заалела полоска восхода, дом и окрестности погрузились в долгожданную тишину.
Проснувшись к обеду Иван долго лежал и смотрел в потолок. Повернув голову в сторону, он увидел лишь смятую подушку любимой, но не ёё саму. И все же счастливая улыбка блуждала по его лицу и опять хотелось жрать и любить. Нет, теперь стало все по иному--- ему хотелось сначала ЛЮБИТЬ, а уж потом набивать пузо.
---Ясенька!---срывающимся от предвкушения голосом позвал он.---Где ты, милая?
Но притихший дом был пуст. Иван вскочил с постели и, обмотав себя полотенцем, отправился на поиски любимой. Он спустился на первый этаж и по доносившимся аппетитным запахам отыскал кухню.
---Ясь….---начал он, едва переступив порог.
---Проснулся?---хмуро спросил, стоявший у плиты Соловей.---Жрать садись, жених, мать твою!
---А Яся где?
---В Караганде!---рявкнул Соловей и, схватив стоящую рядом бутылку водки, припал к ней надолго.
---Не надо так, папа!---набычился Иван.---Вы меня знаете.
---Знаю,---согласился Соловей. Он утер губы вышитым рушником и добавил скорбно,---Теперь и Яся тебя узнала.
---Слушай, да объясни ты толком-то,---взмолился Иван.---Я ж люблю её и готов жениться!
---Люблю на хрен, готов жениться на хрен,….---передразнил Соловей и указал на высокий барный стул, --- Садись!
Иван присел и, обождав, когда Соловей нальет две рюмки водки и поставит перед ним тарелку с сосисками и макаронами, спросил:
---Ну?
Соловей молча выпил и разложил перед Иваном кучу картинок. На всех была изображена злобного вида седая и беззубая старуха.
---Чего эт?---спросил Иван.
---Ни чего, а кто, сынок! Жена моя, покойная. Улавливаешь?
Иван хлопнул рюмку и, жуя сосиску, отозвался:
---Я не телепат, что бы улавливать!
---Верняк! Не тянешь ты на телепата. Нельзя нам с людьми, понимаешь? Метаболизм другой! Вот и становимся мы уродами, как только попробуем! Поэтому и к крови вашей тягу имеем, структура цепочек ДНК меняется и…..
---Стоп! Стоп!---заорал Иван.---Так и ты выходит когда-то…..
---И я, и друзья мои, да куча народу…,но есть и такие, кто вполне прилично выглядит, в семье живет…. Черт с ними!---пресек он свою речь.---Я про Яську --- теперь станет она как и мать её, полной уродиной. Записку вот тебе оставила. Прочитаешь и пашел вон отседа, потому как виноватый ты в беде моей! Ненавижу!
Иван развернул поданную бумагу и прочитал:
“Люблю и всегда любить буду!”

О спорте.

---Любить?---перечитал Иван записку,---Кого?
---Тебя, дурака!---пьяно всхлипнул Соловей и смахнул набежавшую
слезу.---Уходи Ваня, тошно мене.
---Ну дак, это...пошел я?---желая получить подтверждение, что он не ослышался, спросил Иван.
---Пошел и ты, и все остальные...,---зарыдал старик и бывший разбойник с большой дороги,---Гады вы все ползучие!
Расстроенный Иван и сам чуть не плачущий, поднялся в комнату Яси, отыскал там свои разбросанные вчера впопыхах вещи и спустился на улицу по металлической верёвке, перед этим правда задержавшись у зеркала. Взглянув в мутное отражение он отметил про себя, что несколько повзрослел после ночи с Ясей. От прыщей остались лишь темные точки, глаза утратили свой юношеский блеск и тускло голубели на скуластом и похудевшем лице, а на щеках пробилась жесткая трехдневная щетина.
---Лучше молчи!---сказал он молчавшему зеркалу.---Лучше молчи!
---А, вот он сволочь!---услышал Иван за спиною, голос все того же колобка, когда натягивал у калитки свои полосатые штаны.
Оглянувшись через плечо, Ванька увидел комитет по встрече: бородатый дядька исполинского роста, весь в кольчуге и при громадном разделочном ноже, держал в
в руке узелок с перебинтованным марлей колобком, а два здоровенных бритых
наголо битюга, стояли рядышком. И все пялились на нашего героя.
---Иван?---поинтересовался чернобородый.
---I don't understend you, sir!---изобразил полного придурка Иван.
---Come to me, please, для опознания!---попросил пожилой, а битюги хищно нахмурились.
---Да он ето!!! Он!… Хоть и повзрослел, скотина,---заверещал колобок кося на
главного,---но я энтого гада, за версту почую и....
---Заткнись, морда!---оборвал его дядька и, звякнув своим железом, сказал
Ивану,---Разрешите представиться---Черномор, шеф-капитан местной футбольной команды и начальник Лысогорской милиции.
---Ну, приятно,---пробормотал Иван.---Очень….
---Чем обязан?---спросил он, вытирая вспотевшие от предчувствия неприятностей руки о подол не заправленной рубахи.
---Так это вы, мой дорогой, так искусно работали с колобком, что он два раза
влетал в ворота противника? Вы?
Иван скромно потупился и почесал в затылке.
---Ну не совсем, что бы работал..., но удар у меня поставлен.
---Могу ли я,---серьезно спросил Черномор,---попросить Вас занять место тренера в нашей команде?
---Ну а как же!---осклабился Иван.---Конечно попросить-то вы можете... да только времени у меня нет, да и забот полон рот! А кто вас вообще-то тренировал?
---Старшим тренером у нас г-н Бессмертный К.К., слыхали, небось?
---Ишь ты, господин?---хмыкнул Иван, и, отведя глаза в сторону, сознался, ---ващет слышал!
---Так как, согласны? Квартирой и довольствием обеспечим, разгром и драку, в трактире "Щастливый покойник", тоже, известное дело, спишем и забудем...,ежели согласитеся.
---Когда приступать?---деловито спросил Иван и сплюнул на землю.
---Немедленно!---обрадовался Черномор.---Дело в том, что у нас— финал мирового чемпионата! Но там такие звери против нас, что я боюсь, не выдюжим!
---Выдюжим!---обнадежил Чернормора Иван.---С такими ребятами и таким
мячом?---он взглянул на притихшего мучного предателя.--- Сто пудов, что выдюжим!
---Я протестую!---прошамкал колобок.--- Нет у вас таких правов, ногами меня долбить!
---Поговори у меня, ещё!---рявкнул Черномор.--- Отыграешь как миленький ещё один матч! И что б без фокусов, а то смотри, горбушка, огорчу я тебя по крупному и по конкретному! Так мы ждем вас, Иван....
---Иваныч!---подсказал Ванька.
---Да, Иваныч! В пять вечера на стадионе! Вся команда будет в сборе, все 33
будут на лицо, точнее на одно лицо, но под разными номерами.
---Я вот чего,---смущенно сказал Иван.---В 20 нуль-нуль, час комендантский,
как бы неприятностей не было.....
---Чаво?---хмуро сказал шеф Лысогорского пункта охраны порядка.---Пусть тока попробует кто вякнуть! Престиж родного футбола подрывать?! Да я их с грязью сровняю!
---Бумаги у вас никакой нет?---поинтересовался Иван.
---Бумаги?---растерялся Черномор и, понизив голос, спросил,---Туалетной?
---Да нет же,---терпеливо объяснял Иван,---Документа!
---А ну да,---рассмеялся дядька,---документа! Без бумажки ты букашка, а с бумажкой --- человек! Помню такую поговорку. Ох, и бюрократ ты, Иван!
--- Какой уж есть,---Развел руками Ванька.
Черномор понимающе кивнул.
---Так спокойней буит!---сощурился будущий тренер.--- И вам и мене!
---Логично!---согласился Черномор, вытаскивая тесненную корку красного
цвета.---Нате вам. Не то что упыри, а простой комар на вас сесть побоится!
---All right!---поблагодарил Иван.---Значит в пять на стадионе?
---В пять!---кивнули богатыри, а Черномор указал направление на север.
Иван сидел в кафешке под жизнерадостным названием "Могила" и мрачно пил спирт, ничем не закусывая и не занюхивая. Из-за душевного томления нашего героя, хмель, как не старался, никак не мог его обороть и от этого, Ивану становилось совсем муторно.
Времени до начала тренировки было море и ещё несколько лужиц, а несчастный Иван тосковал от безделья и любви. Яська, прочно запала в его сердце и никакие уговоры, наговоры и отговоры Соловья или кого другого не могли б на него сейчас подействовать. Ищущий взгляд Ивана скользил по входящей и выходящей публике, улице и окрестным полянам в ожидании чуда. Он жаждал увидеть её, Ясю, гладить вновь рыжие волосы, и нежно, очень нежно целовать губы.
---Бляха-муха! Ну отчего ж я такой идиот?!--- в тоске спрашивал сам себя Иван и
не находил подходящего ответа. Придурковатость похоже была глубоко в его крови
и генах.
---Свободно?---остановилась у его столика симпатичная девица лет пятнадцати с полным подносом еды.
---Занято!---хмуро буркнул Иван.
---Кем занято?--- поинтересовался симпампончик.
---Занято и всё!
---Нет уж, милый мой,---наглая фурия не спешила отчалить.---Я что, по-вашему, стоя должна есть?
---По нашему?---мрачнея, переспросил Иван,---По нашему, ешь ты хоть на полу, это твое личное дело! Сказано ведь русским языком --- за-ня-то!
---Фу! Какой вы вульгарный!---хмыкнула она.
---Не твоё дело!---рявкнул Иван так, что посуда над головой бармена зазвенела.
---Ой-ой-ой! Посмотрите-ка на него, нелюди добрые! Надо же, в кои то веки Яська себе человечка нашла! Он ее поимел и мается тута теперь от любви, а она у Кощея лысину целует! --- язвительно воскликнула девчонка.
---Врёшь ты, падаль лесная!--- вскинулся Иван.--- Да я тебе за ети слова...
---Что ты мне?---хитро прищурилась та и, отставив поднос с едой на соседний стол вызывающе подбоченилась.---Ну что ты мне? Как ей, что ли, со второго раза?
---Заткнись…,---зашипел Иван, оглядывая исподлобья публику.
---Нет, ---наклонилась к нему девчонка.---Это ты заткнись и слушай! Тут тебе не там, понял? А если тут, то не как там! Врубаешься?
---Что те-бе от ме-ня нуж-но?---медленно и по слогам спросил, багровый Иван.
---Ты тупой?
---А ты острая?
---Того же что и Яська имела, недотепа!---заявила она и дерзко оголив бедра, присела прямо на край Иванова стола.
От такой наглости Иван даже растерялся. Он откинулся на стуле и огляделся по сторонам в поисках подходящей хворостины, но затем передумал и шикнул на молоденькую ведьмочку:
---А ну-к пашла отсель! Рано те с людями общаться! Походи пока в естественном обличии! Неужель не боишься изуродоваться?---удивился он.
---Эх, ты!---насмешливо сказала девчонка.---Большой мальчик уже, а не понимаешь, что мы на многое готовы, лишь бы человек рядом был! К тому же,---понизив голос добавила она,---средство у меня одно есть, секретное.
---Презерватив?
---Сам ты...---обиделась девчонка.---Дурак, я племянница Бессмертного и у нас в семье свои секреты имеются.
---А ну, да! Конечно! Секреты!---постигая истину, пробормотал Иван.---Ну-ка садись, поговорим про секреты.
---Неее! Про секреты не буду, попадет от дядьки!---приподнимая выше юбку и кося взглядом на Ивана, сказала она.
---Я так и знал, что ты мала ещё для сурьезного разговора,---вздохнул Иван вставая.---Прощевайте!
---Иван?---надув губки позвала ведьмочка.---Ты уходишь? Ну, ладно тебе, я ж пошутила!
---А зря! --- пожал плечами Иван.---У меня по средам с чувством юмора, прям ужас что! Шуток ваще не понимаю. Болею, наверное!

На тренерской работе.

Иван стоял у кромки поля и командовал тренировкой. Помимо всего прочего, то есть непечатной брани, которой он крыл нерадивых богатырей тупо гонявших колобка, просто идиотски исполнявшего роль мяча и яростных плевков в зеленую траву, он диктовал тактическую картину Черномору.
---Номер 3 поставить на левый край, а семерку в центр! 15 в запас, на хрен, ему только глину ногами месить! Защиту отодвинуть ближе к воротам, что они у нас как коровы в центре пасутся? Этот что в воротах, кто это?
---Тина болотная, вратарь наш! Растягивается на всю ширину ворот!---доложил шеф-капитан.
---Вижу, не слепой!---отзывался Иван.---К завтрему заштопать нижний угол и обверлочить по краям! Он же расползется от сильного удара.
---Ну, до сих пор...---пытался возразить Черномор.
---Не надо спорить с тренером, не надо! Мне отсюдава ж лучше видно, верно?!
---Да Иван Иваныч!---чиркал в блокноте тот, следующую запись.
---Все сюда!---рявкнул Иван в рупор, останавливая тренировку.---Бегом, черти!
Когда игроки собрались, он ткнул в измученного колобка пальцем:
---Вот ты! Ты чего сюда пришел, а? Думаешь прокататься весь матч по полю и не хрена не сделать?
---Да, я...---начал в смущении колобок.
---Молчать!---бешено заорал на него Иван.---Спорить со мной? Ежели тебя пасуют, так ты должен точно лететь, а ты? Как бегемот брюхатый, еле тащишься, да ещё и мимо ноги партнёра! Уволю сволочь! Сдам в хлеборезку! Потроха вырву и жрать заставлю!!!!!
---Иван Иваныч!---молил испуганный колобок.---Я исправлюсь, я постараюсь....
---Ну, смотри у меня, последнее предупреждение тебе,---снисходительно усмехнулся Иван.--- Завтра, чтоб был чист и покрашен под футбольный мяч, и чтоб родная бабка тя не узнала! Все ясно?
Колобок хотел кивнуть, но только тихо всхлипнул.
---Все на поле!---заорал в свою трубу Иван.
Вот в такой атмосфере и проходила подготовка к финальному матчу. Игроки бегали, Тина твердо, как стена, пытался защитить ворота, мяч-колобок летал по всему полю, Черномор писал диспозицию, а Иван орал благим матом на всех и желал им всем забеременеть, чтоб хоть какая польза от них была.
Ровно в десять, когда уж и солнце село за лесом, тренировка окончилась и в неярком свете болотных гнилушек, игроки стали расходиться по домам.
---Иван Иваныч,---Черномор был явно доволен первым впечатлением от тренировки.---Я вам номер в гостинице выбил! Проводить вас?
---Укажите направление, Черномор Черноморыч, сам доберусь. Ох, и устал я!
---Девицу не желаете?
---Шутить изволите?---Иван подозрительно посмотрел на шеф-капитана.---Ясю я желаю! Можете найти?
---Сложно, но чем черт не шутит, может и отыщем.
---Буду очень вам признателен!---благодарно поклонился Иван совершенно без надежды и исчез в указанном направлении.
Довольно долго он шел в ночной тиши под темным небом с лениво светившими звёздами. После своих криков на стадионе, оглушавших игроков и самого Ивана, в ушах, особенно в левом, шумело. То тут, то там через шелест листвы в теплом воздухе лета раздавались приглушенные взрывы смеха молодых парочек, треск цикад и уханье филинов.
---Гуляют,---бормотал Иван.---Гуляют, мать их, и не знают, что матч завтра ответственный и что хреново мне без Яськи и ваще... все погано!
Тропа вывела его к мосткам через неглубокую речку. Где-то в черной воде плескалась рыба и тусовались лягушки. Где-то в камышах крякала спросонья на гнезде утка, и звенели крыльями комары над головой, так и не решаясь подлетать ближе к Ваньке. И в лунной дорожке, что блестела невдалеке от моста, плавали и смеялись русалки в парящей воде.
--- Эх,---подумал Иван, ---ну от чего я не художник?
Лесная мелочь, весело щебеча и трепыхаясь в воздухе, пропорхнула перед Ивановым лицом.
---Да что б вас...---от неожиданности вскрикнул Иван.
---И тебе счастья!---веселая стайка метнулась в сторону и затерялась во тьме.
---Нет мне теперь счастья,---провожая их взглядом, тихо сказал Ванька.
---Что ж так, добрый молодец?---из-под мостков выглянула ещё одна русалка.
Зеленоватые волосы, свисавшие на красивую обнаженную грудь, не украшали, но и не портили её. Огромные, сейчас темные глаза доверчиво смотрели на Ивана, а губы, пухлые, влажно блестевшие в лунном свете, были изогнуты в приветливой улыбке.
---Да вот так уж получилось,---останавливаясь на мостках, ответил Ванюша.---Такая вот история, understend?
---Да слышала я твою историю. Не ты первый, не ты последний!---беззаботно махнула рукой русалка.---Хочешь искупаться со мною? Враз все забудешь.
---Такое не забудешь.
---Да чем же Яська тебя приворожила? --- изумилась Русалка и, оттолкнувшись от опоры моста, перевернулась в воде на спину.---Копченые головастики? Нет? Может настоем из тараканьих ножек? Знаешь этот, где ровно тысяча нужна? Тоже нет? Странно у вас как-то с ней.
---Да, наверное, ты права, действительно странно!--- рассматривая нагое русалочье тело, произнес Иван.--- И видались-то полдня да полночи, а вот присушила она меня....
---Может любовь у тебя к ней, а не просто интерес бубновый, а? Только забудь ты ее Ваня, забудь! Назад пути нет уж для неё. Доля ее такая, да и не только её, понимаешь?---Русалка тихо плеснула хвостом и рябь пошедшая от всплеска, разметала волосы, что стелились по ее груди.
---Так что ж она мне не рассказала-то все сразу!---крикнул Иван в ночи над речкой.
---Не голоси тут, --- строго сказала русалка.--- Народ испугаешь. Отчего я знаю, почему? Видно уж глянулся ты ей сильно.… Иначе б не решилась. Я вот
тоже...,---русалка вызывающе посмотрела на Ивана, ---тому, кто глянется – все отдала б! А потом можно и в омут, корягой корявой!
---Меня в список прошу не вносить,---оценив намек, уже потише, ответил Ваня и двинулся через мостки,---Ни к чему это нам теперь.
---Нет, я смотрю, ты совсем дурак!---поплыла рядом Русалка.---Я тебе человеческим языком говорю --- Яську забудь!
---Не дождетесь!--- яростно поддав ногой мухомор на берегу, рявкнул в ночи Иван и зашагал прочь.
---Ну и везет же Яське!---завистливо прошептала Русалка и крикнула вслед удалявшемуся,---Будь проще, Иван!
Иван не обернувшийся, но отчетливо видный в лунном свете, вскинул правую руку и выставил вверх оттопыренный средний палец.
До гостиницы он добрался почти без происшествий. Лишь у самых стен, высокого и красивого терема гостиницы, два пьяных упыря, изгаляясь и мерзко плюясь слюнями, попросили у него прикурить. Иван был в ужасном расположении духа и поэтому без долгих песен отхлестал обоих по мордам красной книжечкой, что дал ему Черномор Черноморыч. Эффект был потрясающий. Иван изумленно смотрел на неказистую на вид книжицу, слабо светившуюся в руках, а уж про упырей и говорить нечего, оба с дымящимися от ожогов харями, резво рванули к речке.
---Добро пожаловать, Иван Иваныч!---встретил его в тереме седой управленец--домовой.---Ваш номер 36,второй этаж, слева по коридору. Ключа не даю, воровать у нас некому. Возьмите меню ужина и будьте как дома.
---Спасибо,---кивнул Иван.---Почта для меня не поступала?
---А что,---растерялся Домовой,--- должна?
---Ну, чем черт не шутит, может и напишет кто!---подмигнул Иван.--- “Пока живу—надеюсь!”
---Значит, ещё не написали вам, но вот гость к вам пришел! Это точно.--- Сообщил управляющий и заинтересованно спросил,--- Как считаете, выиграем мы завтра у гоблинов ушастых?
---Уроем на хрен!---уверенно сказал Иван.---А что за гость?
---Дама одна. Я ее в вашу комнату проводил. А скажите, Тина играть будет?---попробовал уточнить Домовой.
Но Старший тренер его не дослушал пораженный догадкой.
---Яська!---сжалось его сердце и, прыгая через три ступеньки, Иван стрелой взлетел на второй этаж.

Искушение Ивана.

Остановившись перед дверью номера, Иван торопливо оправил одежду и, поплевав на руку, пригладил короткий чубчик, упрямо торчавший надо лбом. Затем, откашлявшись в кулак, постучал тихим стуком и, не дождавшись разрешения, распахнул дверь.
Когда глаза привыкли к полумраку комнаты, Иван разглядел лежащую на узкой гостиничной койке обнаженную фигуру. Сразу было видно, что это не Яся. Не те формы и не та пушистая копна волос на голове.
---Тьфу, блин!---плюнул с досады Иван и прикрыл за собой дверь.
---Ох, не плюйся, Ванюша, в колодец, пригодится воды напиться!---томно произнес знакомый голос.
---Слушай!---Иван узнал ведьмочку из кафешки.---Мы, по-моему, все обсудили и говорить мне с тобой не о чем!
---Не нарывайся, старичок,---ведьмочка переменила позу и сев на койке по-турецки ущипнула себя за один из сосков небольшой груди.---Поговорить всегда есть о чем. Тем более с приятелям!
---Какой я те приятель?---возмутился Иван,---ну-ка пошла прочь с лежанки!
---О, да!---ведьмочка встала.---Кровать --- это действительно банально и скучно! Где предпочитаешь?
---Изыди, нечисть!---доставая из кармана красное удостоверение, сказал Иван.---Не до тебя мне!
---Ну-ка кончай тут государственными бумагами махать!---наглая и голая, она, поигрывая бедрами, подошла к Ивану вплотную.---Не боюсь я их,---и добавила,---может, поцелуете девушку, молодой человек? Может, и замуж сподобитесь позвать? Чесным пирком, да за свадеб....
---Ах, ты жаба болотная!---узнавая, гневно сказал Иван.
---Узнал?---обрадовалась девчонка.---Ну да, я это, касатик ты мой! И царевна-лягушка, и Кербит-лягушенок, и много ещё чего……Давно уж слежу за тобой, любуюсь, хочу и изнываю прям. Веришь?---жарко шепнула она.
---Шалава, ты – зеленая и мерзкая, понятно!---сплюнул Иван.---Тошнит от тебя!
---Дурак! Ты ж не побывал!---изумилась ведьмочка.---А судишь!
Иван оттолкнул ее от себя и она повалилась на кровать, застыв там в самой разнузданной позе. Не смущаясь, она, смотрела в Ивановы глаза, облизывала свои губы и гладила себя по тугому животу. Затем, видя, что Иван никак себя не проявляет, поинтересовалась:
---Вань, ты не импотент? Дай-ка прикурить, тогда что ли?
Она протянула руку к сумочке и, достав оттуда забугорную пачку “KENT” № 8, вложила одну из сигарет в рот. Иван не в силах глядеть на такое паскудство, как курение в кровати, да ещё и не отошедший от тренерской горячки, высунулся в коридор и заорал:
---Коридорный, мать твою, почему грязь у меня в комнате?
---Ах, вот ты как!---медленно вставая и нехорошо улыбаясь, произнесла Царевна-лягушка.---Не желаете, значит? Не подходим вам, да? Брезгуете?
---Вон пошла!….---наливая себе из стоящего на столе графина в стакан на два пальца портвейна, тихо сказал Иван. Его трясло от вида сигарет.
---Ух, ты! Петушок, какой!---не смутилась ведьмочка. Она неспешно одевалась.
---Хотела помочь тебе,---проговорила она, одновременно натягивая трусики.---Да теперь не буду….
Иван молча пил портвейн и не смотрел в её сторону.
---Ты, конечно, думаешь, что можешь меня игнорить? Ошибочка вышла, милок! Крупная ошибочка!---застегнула она лифчик.---Платье подай!
---Я по четвергам не подаю!
---Хи-хи!---услышал он.--- Молод, да смышлен! Так вот чего, красавец! Есть у меня секрет один, позволяющий мне делать чего хочу! Могла б и Яське твоей, сучке такой помочь, да не с руки мне. Пусть уродиной живет, давно я этого случая ждала. А тебе, паскуде, наука будет, запомнишь, как Василисе отказывать!
Девчонка подошла к осколку зеркала, украшавшего одну из стен и, достав из сумочки помаду, подкрасила губы. Чмокнув ими и удовлетворенно кивнув отражению, она обернулась к молчавшему Ивану.
---Значит сроку тебе, до пятницы, до вечера! Захочешь Яську выручить из беды неминучей — найдешь меня. На Лысой горке шабаш в пятницу, вот тебе приглашение,---она небрежно бросила билет на стол.---Найдешь, и как ЧЕЛОВЕК, поступишь с дамой. А не захочешь---пропадайте вы оба пропадом! Надоело мне под тебя стелиться, твой черед!
Она прошла мимо Ивана и задержалась у закрытой двери, в ожидании, когда незадавшийся кавалер откроет ее. Ванька, уразумев, что ее тут задерживает, распахнул перед ней дверь настежь, а затем, когда она вышла, хлопнул с такой силой, что внизу за своей стойкой подпрыгнул Домовой-администратор.
Он ещё долго ходил по комнате, размышляя и прикидывая. Допил графин портвейна, заказал ещё. Снова выпил все до дна и, наконец, упав, не раздеваясь в кровать, пропахшую чужими духами, успел только шепнуть: “Яська”, прежде чем провалиться в тревожный и недолгий сон.

Перед матчем.

Ранним утром его разбудил Черномор Черноморыч. Дядька и близкий родственник 33 богатырей, вломился в Иванов номер и затряс спящего.
---Иван Иваныч! Подъем! Беда!
---Что стряслось?---прикладывая ладони к лицу и протирая глаза, спросил Иван.
---Измена!---чуть тише проговорил Черномор, оглядываясь на дверь.
---Замена?---зевнул Иван и нахмурился.---Я не давал таких указаний….
---Беда, говорю,---наклонившись к его уху, совсем уж шепотом сказал шеф-капитан.--- Только что узнал от ОБС конфиденциальную информацию.
---Ну-ка поподробней,---вскочил с койки Иван.---Что за ОБС такая?
---ОБС — Одна Баба Сказала, агентство слухов и предположений!---доложил Черномор.
Иван походил по комнате, сделал несколько упражнений для затекших на неудобной кровати мышц и сел за стол. Застиранная скатерть-самобранка застилавшая кривоногий столик, слабо шевельнула свисавшим краем.
---Дежурное блюдо!---приказал ей Иван и спросил гостя.---А вам Черномор Черноморыч?
---Картофель фри с брюссельской капустой,---откликнулся задумчивый дядька.---И сметаны крынку.
Самобранка, как водиться, свернулась, а потом развернулась, подав, что приказано. Иван, поморщился, увидав подле себя яичницу с беконом, усматривая в этом блюде намек на свою секретную миссию. Но все же он и дядька, разместившись друг перед другом, схватили столовые приборы и стали с аппетитом поглощать еду, ведя при этом разговор:
---Так что там с ОБС?---спросил Иван, обильно заправив яичницу хреном.---Что-нибудь серьезное?
---Донос на вас, Иван Иваныч!---хмуро сообщил собеседник, отправляя в рот огромную порцию картошки.
---Ух, ты!---обрадовался Иван.---И чё доносят?….
---Говорят, что вы шпион и импотент. Что история с Яськой это тухлой воды вымысел, придуманный с целью опорочить и очернить такое понятие как Любовь. Что не бывает так – увидел и полюбил, что грязь энто и мерзость, тьфу…,---Черномор сплюнул горелый кусок в тарелку.---Но не это сейчас важно…..
---А что важно?--- спокойно спросил Иван, ковыряя вилкой в тарелке. Ему было плевать на то, что говорят про него местные, главное, что думала Яся.
---Важно другое,---хлебая из крынки сметану, побулькал сотрапезник.---Нам грозит дисквалификация в чемпионате, как пригревшим на груди змею…, то есть вас!---он упер кривой палец в Ивана.
---Полегче!---рявкнул Иван.---Я вам тоже не мальчик…уже. Так что базар-то, фильтруйте!
---Иван Иваныч, не горячитесь…,---сказал спокойно Черномор.---Я ж все понимаю, сам молодой был и любил…, один раз. Но дело-то в том, что Коллектив пострадает, а ето уже нонсенс! Не находите?
Иван оглянулся вокруг себя и смущенно буркнул:
---Нет, Черномор Черноморыч, не нахожу!
---Всего делов-то, это доказать вашу состоятельность в интимном смысле перед общественностью и, клянусь, я потушу скандал,---продолжал дядька не обращая внимания на глупости.---Сам на колени встану, в обиду не дам и постою за вас!
Иван представил грузного седого дядьку на карачках и нервно рассмеялся.
---Да кто, скажите на милость, слух этот пустил?
---Кто ж ещё? Ляга! Василиса, то есть,---удивился Черномор.--- Она ж директор в ОБС, сама сеет, сама жнёт, сама слухи выдает, да стрижет со спонсоров бабки бешенные. Офис ихний на болоте, возле музея на курьих окороках.
---Ну вот,---отодвинул, пустую тарелку Иван.---Все встало на свои места.
---Что?
---Встало все, говорю….
---Ну, значит докажем народу, что все нормально у вас в интимном плане?---обрадовался Черномор.
---Да что вы заладили, докажем-докажем. Хотя про план, это вы верно. Есть план, но скорее общественного разреза. Идите-к поближе!
И заговорщики склонились друг к другу.
Перед матчем, как водится, сам Кощей Кащеич приехал на вороном коне, что бы напутствовать тренеров, отругать команду и отмазаться перед общественностью, в случае проигрыша. Приятного вида пожилой мужчина, насколько лысоватый, но в строгом черном костюме с бабочкой, он стоял сейчас перед построенной командой и толкал речь. Весь смысл ее сводился к тому, что бы не посрамить землю родную, уесть супостатов и завоевать главный приз --- микроволновую печку. Емеля, гнус этакий, запорол единственную в лесу печурку-буржуйку, на которой вздумал кататься и поэтому печь нужна была, как воздух. Вообще-то, у Кощей Кащеича были свои виды на микроволновую печку: он хотел вылупить в ней из яйца, как в инкубаторе бройлера, --- зверя невиданного. Но об этом он, конечно, помалкивал, но зато долго и нудно говорил про Ивана, которого Черномор так глупо привлек на службу, чуть не сгубив честь родного Леса.
Черномор стоял, расстроено понурив голову, и разглядывал мыски своих сапог.
---Да-да, Черномор Черноморович. Ваше головотяпство чуть было не привело и не погубило…и прочее. Хорошо, что Василиса, моя племянница и, не побоюсь этого слова, первая помощница, во время подсуетилась и донесла…. А иначе б, как мы выглядели?---спросил он у строя богатырей.
---Дерьмва-а-аа!---дружно ответил хор.
---Вот именно,---кивнул г-н Бессмертный.---Где он, кстати, лиходей этот?
---Уволен по статье, как несоответствующий!---Отозвался Черномор.
---Надо было, как не оправдавшего доверия….
---Какая на хрен разница?---поинтересовался дядька.
---Это вам нет, а вот Василисе есть.
Затем Кощей Кащеич, как записной демократ, пошел вдоль строя, пожимая богатырям руки.
---1,2,3,….считал он,---29,30,31,32,33,34….Как?---разинул он рот возле последнего игрока, явно не богатырского роста и в маскхалате с капюшоном.---Это что за птица?
---А!---поспешил на помощь Черномор.---Эт племяш мой --- Черносор, с острова Буяна приехал вчера, я его в запас поставил. Прикроет вслучь чего!
---Ну-ну!---сказал Кощей.---Не подведите нас, юноша. Как колобок? Не выдаст?
---Пусть попробует!---хищно оскалился Черномор.
---Тогда все на поле!

Прямая трансляция из Дремучего Леса (спорт-репортаж).

---Добрый день, дорогие телезрители и радиослушатели! Начинаем прямую трансляцию финального матча чемпионата мира по футболу с центрального стадиона Дремучего Леса, что по соседству с Лысой Горой. 15 тысяч зрителей только что заполнили свежевыкрашенные трибуны, прилипли к скамейкам и ждут начала встречи. Вы слышите этот гул? Это волнуются, как я думаю и вы, наши болельщики. Сегодня вместе со мной, вурдалаком Захарычем Задерикоровным, матч будет комментировать известный певец и исполнитель народных частушек, кот Баюн Василич Балабольский.
---Хренового всем дня и поганого настроения.
---Что вы ждете, уважаемый Баюн, от сегодняшнего матча?
---А чего тут ждать? Наши как всегда облажаются. Если бы не ваш гонорар, так я бы ващщ-ще сюда не притащился. Наливай!
---Кх-кхе! Уважаемый Баюн шутит, товарищи! Он, так же как и мы все, переживает за исход сегодняшнего матча…..
---И не думал!
---Тем не менее, к началу матча все готово и команды появляются на маковом поле. Представляем наших судей. Главный судья сегодняшней встречи --- Дед.
---Сто лет ему в обед…и два якоря!
---Ему помогают судьи на линии --- Бабка, Внучка и Жучка.
---Сучка…эта Жучка!
---Закусите, Баюн, закусите, я вам говорю…. Судьи у ворот Кошка и Мышка уже заняли свои места. Да-а-а! Напряжение уже сказывается на…..
---Потенции деда!
---Хи! Баюн остыньте! Всем известна ваша неприязнь к Дедушке, после того как он не отдал за вас свою кошку.
---Да он….
---Итак, уважаемая публика, представляем команды! 33 богатыря! Все равны как на подбор, с ними дядька Черномор…,как сказал один популярный автор, вратарь у наших – Тина Болотная. Сегодня богатыри явно в форме….
---Да какая ж это форма? Трусы в горошек местной фабрики! Кощей – скупердяй такой, мог бы и на Кардена разориться……
---Гм-гм….Баюн, мы патриоты! Будем в рванье ходить, но зато в родном и естественном!
---За это надо выпить!
---Команда соперника выстраивается полукругом напротив наших ребят. Семь гномов, мишки Гамми, гоблины, во главе с Фродо хоббиты, чудовище с Красавицей. На воротах будет стоять Каменный Голем. Но главные штучки сезона, это, безусловно, Шрек и Саливан, из корпорации Монстров. На них, по обзору печати, и ставят….
---Чё? …ик…Ставят?
---Я не так выразился….Возлагают!
---Возлагают? Я бы точнее сказал ---влагают!
---Баюн, мы в прямом эфире! Перестаньте!
---А чё я сказал-то?
---В ложе почетных гостей появляются граф Дракула и г-н Бессмертный. Поприветствуем их товарищи!
---Они, эти два паразита, ( я имею ввиду Шрека и Саливана) и есть главный козырь в сегодняшнем матче у наших противников. Как и всегда, кажная команда будет играть со своим мячиком. За монстров будет выступать Зеленый Майк, ну а за богатырей отыграет свой последний в сезоне и по слухам, в жизни матч, Бабкин Колобок. Итак, судья подбрасывает золотую монетку чтобы определить ворота…..Но что это! Посмотрите, что делают гномы! Они бросаются к монете, ещё до того, как она упала на землю! Дааа! Не спортивно, товарищи, не спортивно! В рекламе утверждалось, что гномам не нужно никакого золота, кроме Альпен Голда, шукалада всмысле….
---Да это ж первейшие ворюги, гномы-то….
---Тем не менее, Дед восстанавливает порядок, приложив гномов своей репкой. Ворота определены, нашим придется играть против солнца. Ну что ж такова спортивная фортуна, товарищи…
---Подстава, однозначно…..
---Скажите, Баюн, а как творческая интеллигенция относиться к шоколаду?
---Ну, ежели под коньяк иль водку, то….
---Понятно! Итак, свисток беззубого судьи! Матч начинается! С первых же минут наши пошли в атаку! Стратегия игры резко сменилась у наших парней. Судя по всему, теперь в приоритете у них натиск и техничная распасовка. Оба мяча пока у наших….ан нет, колобка перехватывает Шрек и, ковыляя, плетется с ним по правому краю поля! ….Колобок пробует кусаться….Тем временем троица богатырей ловко разыгрывает зеленый шар Майка, приближаясь к воротам Голема. Защита соперников, применяя тактику Карла Великого, останавливает наших у линии штрафной площадки….и начинается куча-мала. Нет, товарищи, такой хоккей…,футбол, простите, нам тут не нужен! Кто-то из наших, упал на красавицу, отпихнув Чудовище…по-моему номер 24?….Вам не видно кто это, Баюн?
---А? Что? Гол?!!
---Да не спите вы! …Да граждане, это наш 24 номер! Что они там делают?….Вы посмотрите-посмотрите, что происходит на поле! Пока почти вся наша команда столпилась в штрафной противника….Шрек выходит один на один с Тиной!!!!!
Чтоб ты поскользнулся!…Бах! ГОЛ!…Гол товарищи. Совершенно гол, Шрек бежит по полю к своим воротам…. он сбросил с себя от радости всю одежду!…как это не печально, но 1:0….и не в нашу пользу.
---Я так и знал, что все так и будет. У вас ещё самогон есть?
---Есть! Да не про твою честь! Как можно в такой момент спиртное хлестать?…
---Захарыч! Дай похмелиться. С горя я!
---Оба мяча снова в игре! Мне не понятно, куда смотрит судья?…Явная игра желудком! Саливан, проглотив Майка и Колобка, пытается прорваться к нашим воротам! Четверо наших валят его в центре поля на бок. Мячи выскакивают и их перехватывают гномы….Мелкие пакостники, мелькая под ногами наших рослых спортсменов, рвутся к воротам!!!!
---Да гады, гады однозначно….дайте выпить!
---ГОЛ! ГОЛ! ….Похоже ваш прогноз Баюн, оправдает себя! 2:0!
---Я как в воду глядел! Дашь выпить, сволочь?
---Нате! Ужритесь!
---Мерси!
---Какой позор для нашего спорта и всего Дремучего Леса! Похоже, теперь у богатырей будет одна задача---размочить счет, во чтобы то не встало!
---Я размочу! Выпью, встану и размочу…ик!
---Так, похоже, в нашей команде замена? Кто это у кромки поля рядом с Черномором?
---Да все напрасно! Мы проиграем, продуем и про….
---БАЮН! Креста на вас нет!
---Что, правда, то, правда –- креста нет!… Ваше здоровье!
---Да, в нашей команде замена, заместо номера 24 --- бабника и разложенца, на поле выбегает номер 34. Ну, посмотрим, посмотрим, чем думал Черномор, когда выпускал его на поле….Мячи в игре….Мат со стороны поля. Похоже, новый игрок привык лидировать в игре! Пинками и тумаками, он выстраивает оборону своей команды в центре…..Саливан и Фродо, теряют мячи и наши перехватывают инициативу! Так, проход номера 34 по левому краю! Чувствуется тяга форварда ходить налево! ….Колобок, как будто прирос к его ноге. Отличный пас зеленым Майком в центр и 34-й, уже в штрафной монстров. Голем на посту! Удар! Отбито! Ещё удар!….Крошки камня разлетаются по вратарской площадке! 34 уворачивается от подката одного из гоблинов полузащиты! И снова удар!……Теперь похоже монстрам не до смеха!
---Праильна! Бей гадов!
---Баюн, оторвитесь от бутылки.… Это видеть надо!
---Захарыч! Друг! Я тя люблю!
---ГО-О-ОЛ! Гол! Баюнчик! ГОЛ! ….Наши ликуют! Рев стадиона и окрестного леса! Вот это удар! Колобок с такой силой был послан в ворота, что цемент каменного Голема не выдержал и он рассыпался в сетке ворот! На поле спешит врач и санитары с тележкой….Но что это! Колобок тоже лежит без движения!
---Косит, сволочь, однозначно!
---Как вам не совестно, Баюн! Может у него травма?!
---А как же! Ну, конешна!
---С поля уносят покалеченного колобка и увозят тележку щебня! Дааа! Кто же встанет в ворота монстров и чем будет играть наша команда?…Небольшая заминка! Судьи и тренеры совещаются. Похоже, что это надолго. Наши бродят по полю и нюхают мак, монстры столпились подле своих ворот! Ага, наконец-то! Главный судья кидает нашим свою репку, а в ворота становится полностью легендарная фигура --- Человек-невидимка!!!!! Да, тяжело придется нашим!
---Да мы их шапками закидаем!…Невидимками!
---Идите спать Баюн!
---Ты кого тут послал?!!!! Я те ща…..
---Мы временно прерываем нашу трансляцию, по техническим причинам!! Я тебя трогал, кот помойный?? Ну, рыжий, держись!…
---Мы снова в, ик, эфире! У микрофона песельник и весельчак кот Баюн! Тут меня попросили…ик, и я протранслирую все! Ага! Похоже, матч уже закончился! Счет я не знаю! Хотя учил когда-то и счет, и грамоту берестяную! Да и не важно это! Главный приз—микроволновая печка, уезжает в наш музей на куриных костях и это значит, что мы выиграли! Одназначна! А ща я вам спою….если смогу!…..Миааааууууу!

На Лысой Горе.

Иван скинул с себя пропахшую потом футбольную майку и упал, раскинув руки на свою койку в номере гостиницы. Рев трибун ещё шумел у него в ушах, но он уже забыл о матче. Все его помыслы по-прежнему занимала Яся. Где она и что с ней, вот о чем думал Иван в эти минуты. И не находил ответа. Лежа на спине, он смотрел как в паутине над головой, зеленая муха билась в паутине и ещё больше путалась в клейких нитях. Ивану, до сих пор плевавшему не то что на муху, а и на людей, вдруг стало жаль бедную и он, протянув руку, смахнул её на пол.
---Лети!---сказал он ей,---и больше не влипай в такие переплеты.
Муха взлетела с пола на стол и, усевшись на край, принялась чистить крылья, посматривая на Ивана фасеточными глазами.
---Ишь, ты!---хмыкнул Иван.---Деловая какая!
Муха тихо зажужжала и перелетела к Ивану на руку.
---Ну, ты ….ваще!---пробормотал Иван сгоняя её с локтя.---Кыш! Пернатая!
В этот момент в дверь настойчиво постучали.
---Какого хрена?!---крикнул Иван, становясь самим собой.---Дайте человеку отдохнуть.
---Иван! ---знакомый рык Черномора.---Да это я, дядька.
---А!---вздохнул Иван.---Заходи! Чё как не родной-то?
---Дык, ты, теперича, звезда у нас!---объяснил тот, входя в номер.---Уж по всему лесу звон про тебя! Кощей Кащеич рвет, но не мечет. Говорит, если б не выиграли, то упек бы тебя навечно в подземелье. А так---победителей не судят, примета плохая.
---Черномор Черноморыч!---взмолился Иван.---Да будет вам право. Неудобно как-то мне.
---Иван! Ты ещё не знаешь, какая награда тебя в этой связи ожидает.
---Не надо мне ничего!---Иван смущенно поднялся.---Устал я от всего этого! На душе у меня просто погано, домой я хочу! Жизнь моя тут явно не задалась! Скажи-ка, дядя, ведь недаром…? Это я про что?---спросил сам себя Иван и почесал затылок. ---А! Вот! Скажи, дядя, любовь всегда должна страдать или другие варианты имеются?
Черномор задумался на мгновение, затем, кашлянув в кулак, рассудительно произнес:
---Вот что Ванюша! Любовь --- это то, чего обычно хочется и чего всегда не хватает. Только брать, ничего взамен не отдавая, это не любовь, а пакость одна!
---Да я ради Яськи…..---вскрикнул Иван.
---Верю! Верю тебе, сынок!---похлопал его по плечу Черномор.--- В связи с этим, вот чего советую: Кащей тебя увидеть хочет, три желания исполнить. Так, что сам понимаешь…..
---Я понимаю!--- произнес Иван.
---Ну, коли понимаешь, так действуй. Сегодня шабаш на Лысой горке, пол-леса собирается. Пользуйся моментом.
---Я “аквафрешем”, ваще-т привык или водкой, но не как не клеем!
---Да черт с тем, к чему ты привык! Лови удачу!
Вечером, когда красное солнце упало за лес, и в темнеющем небе блеснули его последние лучи, свежий и чистый Иван шел по направлению к Лысой Горе. На нем была заморская джинсовая куртка, что отписал ему Черномор из запасов команды, такие же штаны и черные, правда на размер меньше нужного, ботинки, за спиной висела котомка. Иди было не легко, но свежо. Кроме него в ту же сторону шли и другие обитатели Дремучего Леса. Лешие, ведьмы, целый взвод кряжистых голодных вурдалаков и прочая лесная шушара торопилась на колдовской праздник. Взор Ивана скользил по группам молоденьких кикимор и упырей, но не задерживался на пикантных нарядах девчонок, и слух нашего героя, не отвлекался на остроты, что отпускали в его сторону расшалившиеся юнцы. Связываться с ними, и тем выказать себя мальчишкой, ему совершенно не улыбалось. В его голове бродили другие мысли. Иван думал о предстоящем разговоре с Кощеем.
Поднявшись на взгорок, Иван остановился у приземистой будки контролера, резво прыгнувшей к нему навстречу, а толпа, изгаляясь и гомоня, протопала дальше.
---Билет?---попросил его ушастый филин-контролер.
---Вот он!---помахал перед его клювом бумаженцией Ванька.
---Ну-ка дай поближе посмотреть,---нахмурился страж.
---Нате!
---Фальшивка!---уверенно произнес филин и бросил его в корзину для мусора.
---Как?---опешил Иван.
---Да так! Подделка! Как доллары, знаешь?
Иван покрутил головой, отгоняя прочие мысли, и сосредоточил внимание на словах филина. По любому это не могло быть подделкой. Его ждал Кощей, народ, в конце концов, это ж Василиса ему дала приглашение. Тоже лицо, как не крути, заинтересованное.
---Ты не ошибся?---спросил он у филина.
---Не на рынке небось! Не ошибся!
---Хм!---задумался Иван и вытащил красную корочку Черномора. ---А по служебному?
---Сегодня нельзя! Льготы не действуют.
---Ну, хоть взятки берете?---с надеждой спросил Иван.
---Ишь чего удумал!---возмущенно ухнул филин и затем потише сказал,---конечно, что мы хуже людей?
Иван, вздохнул и, порывшись в котомке, вытащил на свет божий одну из шкур Серых Волков. Швырнув ее филину, он поинтересовался:
---Подойдет?
---Добро пожаловать, дорогой Иван Иванович, на Лысую Гору. Приятного времяпровождения вам!---радостно объявил филин, теребя мех, не линяет ли.
---Да уж….---отозвался Иван и хромая, зашагал дальше. Ботинки ужасно жали.
Развалина что стояла на самой верхушке Лысой горы поражала своей ветхостью и убогостью архитектуры. Издаля, в свете полной луны, Ивану казалось, что какие-то пьяные богатыри вколотили в землю деревенский туалет, изломав его при этом до безобразия. И лишь только приблизившись, он оценил замысловатую резьбу по дереву и бетону, вкрапления зеленых и желтых камней, чудесно мерцавших в ночной темноте искрящимися каплями. По всему периметру здания, были развешаны фонари, гирлянды и болотные гнилушки, но они не горели и не светились. Поэтому Ивану пришлось на ощупь искать корявую дверь, что прикрывала вход. Наконец, нащупав в темноте ручку, он потянул дверь на себя и…..
И тут же ночь взорвалась яркими огнями, вспышками салюта и громким маршем оркестра. Иван обескуражено обернулся вокруг и увидел, что стоит он посреди громадного зала с колоннами, что вокруг него сотни лиц и голов, именно лиц и голов, а не харь и мерзких морд, и что в вышине горят миллионы ярких огней, заливая своим светом пространство зала, разгоняя тьму по дальним углам и освещая танцующие пары.
---Ванюша!---Яськин крик пробился к нему через шум толпы и рев медных труб.
---Яся!---кинулся на голос любимой, Иван. Он пробирался через толпу, пытаясь разглядеть девушку через головы людей. Кто-то хватал его за руки, обнимал за плечи, поздравлял с победой и, желая удачи, пытался целовать. Но он путано отвечая на их реплики, продолжал пробираться к дальней стене. Там под широким балдахином, на помосте, застеленном черной парчой, в ажурном кресле, сидела Яся. Затянутая в белый атлас платья с воздушной дымчатой накидкой и бриллиантовой диадемой в рыжих волосах, сейчас уложенных в причудливую прическу, она была настоящей королевой и царила над толпой.
---Привет!---просто сказала она, когда Иван, наконец, добрался до неё.
---Привет!---выдохнул Иван. Он был поражен ее красотой.
---Я рада, что ты здесь. Не думала, что вновь тебя увижу.
---Я люблю тебя!---крикнул Иван сквозь музыку и шагнул вверх по ступеням.
Яська нахмурилась.
--- Любишь? Не надо Иван! То, что ты видишь перед собой, это неправда. Ты любишь глазами, но не душой, иначе бы видел меня такой, какой я стала. Старой и сморщенной старухой.
---Это ложь!---прошептал пораженный Иван.---Ты не можешь быть такой!
---Разве отец не говорил тебе, про нашу жизнь?---спросила Яся.
---Да говорил, говорил! Ну и что? Не верю я! Не может быть такого с тобой!
---Вань, ну когда-нибудь и с тобой такое будет, только нескоро. А сегодня праздник, поэтому давай веселиться, может в последний раз……
---Плевать мне на все и…..
По залу прошелестел легкий ветерок и музыка, как-то вдруг разом стихла. Пары замедлили свое кружение и тоже остановились.
---Бессмертный!---прошел шепот по толпе.
В мутном облаке, что вдруг заклубилось рядом с Иваном, стали проступать неясные черты человека. Но человека ли? Скорее монстра с уродливой покрытой язвами башкой и жабьим ртом.
---Всем добрый вечер!---оскалилась морда и добавила, глядя на Ивана.---А! И наш герой здесь? Приятно встретиться с вами, молодой человек.
---Мне тоже,---буркнул Иван, отступая на шаг.
---Музыка!---хлопнул лапами Кощей и сел в подскочившее сзади кресло. Снова бешено заиграла музыка, увлекая гостей в хоровод.
---Ну, порадовал, порадовал старика!---рассмеялся, или сделал вид что, смеется Кощей.---Я уж думал, продуем в футбол и Дракула опять издеваться станет! Упырь не русский! Ан нет!---тут он стукнул кулаком по подлокотнику,---Есть понимаешь, игроки у нас, есть! Проси чё хошь! Все сделаю!
Иван выпалил заранее приготовленную фразу:
---Яське избавление от проклятья вашего, жвачки пачку ну и… и яйцо, чтоль, давай! Че ему пылиться у тебя?
---Таа-аак!---протянул монстр.---Иди Ясенька, потанцуй. Тут разговор у нас мужской будет…..
---Кощей Кащеич! ---Яся грациозно встала с места и подала руку подскочившему к ней кавалеру.---Не в себе Иван! Прошу вас….
---Разберемся, милая, ---прищурив правый глаз, кивнул монстр,--- во всем разберемся!
---Это кто это милая?---вскинулся Иван.---В рыло хочешь?
---Иван не дерзи!---нахмурился Кощей.---Я ведь только дуну, и слетишь как муха с варенья! Пойдем-ка со мной, шумно здесь…..

Последний “базар” Ивана.

Они вышли в светлый коридор и, пройдя через несколько шумных залов поднялись по широкой лестнице в личный кабинет Кощей Кащеича. Указав Ивану на одно из кресел, глава Дремучего Леса скрылся в темном полумраке соседней комнаты.
---Погоди, переоденусь!---буркнул он выходя.
Иван оглядел хоромы Кащеевы. Стены, завешанные гобеленами и репродукциями картин известных авторов, сходились под потолком, образуя высокий купол. Мебели, явно не местной работы, тоже хватало. От стульчака до полосатого дивана. Прям, как на выставке, подумал Ванька и задрал голову вверх. В середине купола вместо люстры висела шкатулка из чистого хрусталя и в ней, как в футляре лежало заветное Яйцо ярко-оранжевого цвета. При этом скорлупа его лучилось подозрительным тусклым светом и в воздухе отчетливо пахло цитрусовыми. От шкатулки тянулся толстый канат, каким швартуют океанские лайнеры, и удерживал сундучок под потолком в висячем положении. Единственное, что Ивану пришлось не по вкусу в апартаментах Кощей Кащеича, так это мелькание мышей под ногами и их отчаянная возня.
---Любуешься?---возвратился из гардеробной Кощей.---Да, красивое оно у меня!--- он гордо взглянул на себя в зеркало на стене и поправил узел галстука. Внешность его очень изменилась. На нем теперь был надет белоснежный фрак с красными атласными отворотами, кремовая сорочка и щегольские туфли с гранатовыми пряжками. Седые волосы были аккуратно причесаны, а лучи-морщинки, у лукаво посматривающих голубых глаз, придавали ему сходство с Дедом Морозом.
---Что?---он перехватил изумленный взгляд Ивана.---А ты про это?---и ткнул себя пальцем в грудь.---Ну, то, грязное и мерзкое обличье, это для толпы! Имидж это, понимаешь? Надо форс держать, а то не поймут меня! Ну, а поскольку мы люди, почитай, свои, можно и в нормальном виде побазарить. Пугать я тебя тут не собираюсь, поговорим по душам? Вина хочешь?
Они сели напротив друг друга и с минуту молчали, как бы изучая противника. Наконец Кощей Кащеич почмокав губами, нарушил молчание:
---Значит все же яйцо?
---А хрен ли!---отхлебывая из кубка добрую половину, просто отозвался Иван.
---Эх, Иван!---глядя на добра молодца, сказал Кощей.---Молод ты и горяч! Нельзя так с людьми себя вести. Ну что это за выражения? В морду, пошел на хрен…..Прямо уродство словесное.
---Ты кончай агитировать тут!--- негромко произнес Иван.---Не в Эрмитаже! Гони, что обещал.
---Я тебе касатик, ни чего не обещал,---ухмыльнулся ослепительной улыбкой
злодей.---Это сказки все для малолетних, про три желания. Желание только одно у вашего брата – существовать сыто! Вот и бьетесь вы с проблемой этой!
---Ну, а чем плохо-то это, я чёта не пойму?---рявкнул Иван.---Ты вот тоже и пожрать и поспать хорошо любишь.
Он окинул взором великолепное убранство комнаты.
---Согласен!---кивнул Бессмертный, отпивая вино из бокала.---Только я это за свой счет делаю и на добро чужое не зарюсь, как некоторые.
---На меня намекаете?
---Я не намекаю, отрок. Я прямо говорю – добро это моё и вам оно без надобности.
---Так я не себе! Несмеяна ж больна!---более спокойно отозвался Иван.---Вы, что, не верите мне?
---А, эта!---махнул рукой Кощей Кащеич,---Это у неё возрастное! Через год само все пройдет. Поверь уж мне, как повидавшему коё-чего в жизни, дурь из нее выйдет без всяких лекарств. Просто заневестилась девка! Женился бы ты на ней Ванёк и решил бы одним махам кучу проблем,--- проникновенно сказал Бессмертный.---Нет, ты только представь себе: Несмеяну б вылечил, нас от присутствия своего избавил и Пантелея, дурака старого, на госпосту б сменил, а? Дружили бы странами!
---Это вы так себе моё будущее представляете?--- изумился Иван.
---А что?
---Убого все! Вот что! А давайте так: Яичко я у вас забираю, быстренько Несмеяну лечу. Девку эту инфантильную, вы себе в жены берете и по открытой визе за Бугор с ней отчаливаете! А мы с Яськой здесь остаемся, в Дремучем Лесу жизнь налаживаем……
---Хм!---кисло улыбнулся Кощей.---Ты пожалуй наладишь!
---А чем я хуже вас?---напирал на него Иван.---Футбол вон, поднял до мирового уровня, а уж упырей да кикимор «построить», ваще плевое дело!
---Нет, вы смотрите, как заговорил!---обратился Кощей Кащеич к мышам, бестолково снующих по полу.---Иван, совесть у тебя есть? Это ж наше! Исконное! Дремучее и самобытное! Тут нужна тонкая организация, можно сказать на уровне центральной нервной системы, медленные постепенные реформы! А ты «построить»! Дороги проложить и в асфальт все закатать? Да они ж как дети малые, пропадут без меня!
---Ой-ли!---усомнился Иван.---А не врешь ты, старый? Может сам, без них загнешься?
---Опять грубишь Ваня!---огорченно сказал Кощей.---Может и загнусь! Да тебе до этого, какое дело? Ты человек посторонний и нашему Лесу совершенно чужой!
Иван поморщил нос и, почесав небритый подбородок, парировал:
---Не чужой я! Потому как насквозь влюбленный в Ясю и, кроме того….
---Что?
---Готов сменить гражданство!---выпалил Иван.
---Нужен ты тут больно!---фыркнул Кощей.---Как телеге запаска! Своих реформаторов не знаем куда девать. Возьми хоть Черномора! Все, гад, копает под меня. Это ему не так, то ему не эдак! Тебя вот, без спроса к работе привлек….
---Так выиграли ж мы чемпионат!---воскликнул Ванюха.
---Ну, выиграли, выиграли! Не ори,---отмахнулся Бессмертный.---А на фига вы его выиграли, спрашивается? Теперь Дракула на меня волком смотрит, того гляди в глотку вцепится! Эмбарго ввел на эротику забугорную, скотина! И посмотреть толком не чего…..
---А оно вам надо?---с интересом спросил Иван.
---Не лезь не в свое дело!---отрезал Кощей и вновь наливая вино по сосудам,
добавил,---пора кончать с тобой! Надоел ты мне, хуже редьки!
---Э, нет!---остановил его Иван.---Вот только давайте без ваших голубых штучек!
---Дурак, ты Ваня!---покачал головой Бессмертный.---Вошел в Лес дураком, дураком и выйдешь…,а может и не выйдешь.
---Ваще-т, без яйца ходу назад мне нет! Обязательство на мне!---мрачно сказал
Иван.---Так что, ежели желаете меня спровадить, то яичко подгоните! И уйдем мы с Ясей.
---А, видишь ты какой!---поднял кривой палец Бессмертный.---Яичко тебе! Ну, допустим…,эй, сидеть! Я сказал, допустим, получаешь ты яйцо и резинку заморскую, для полости рта. А как Яську делить будем? Я ее может тоже, сил нет, до чего люблю.
---Слушай, дед! Достал ты меня уже! Руки чешутся пристукнуть тебя!---нахмурился Иван.
---Ага, размечтался!---мягко сказал Кощей.---А руки мыть надо, что б не чесались! И очень прошу тебя Ванюша, хотя бы иногда, думай, что ты говоришь или пишешь на заборе! Не всем по нраву это!
Иван поднялся с места, покрутил в руках кубок, прикидывая примерный вес и допив из него остатки вина, задумчиво произнес:
---Значит, не разойтись нам с вами, Кощей Кащеич, по-хорошему?
---Да видно не судьба Иван Иваныч вам моё яичко облупить! Извольте-ка сударь мой, покинуть пределы Дремучего Леса в 24 часа, во избежание крупных неприятностей для вашей персоналии,---кивнул Бессмертный.
---Вы, Кощей Кащеич, за свою персоналию переживайте!---поставил кубок на стекло стола Иван и огляделся в поисках чего-нибудь повесомее.
---Грозишь?
---Предупредить всегда надо. И не нервничайте так, а то мало ли что! Вдруг плохо станет. Вы б лучше в тереме своем мышей повывели, пищат же, сил нет! А ну, пошла отседа!---Иван топнул ногой на жирную серую мышь, что неподалеку на полу уплетала бутерброд с икрой. Мышь испуганно шарахнулась в сторону и столкнулась с соседкой. Та, недолго думая, наградила ее затрещиной и пинком под хвост. Естественно на полу тотчас вспыхнул скандал и драка. Вскоре уже до полусотни мышей были вовлечены в потасовку. А одна из них, обряженная в красные революционные штаны с громадными желтыми пуговицами на пузе, ругаясь по-заморскому, вдруг отлетела в сторону и срезала как ножом морской канат, что удерживал сосуд с Яйцом высоко над головами присутствующих. Ларец накренился и хрустнул, а оранжевая сфера полетела вниз…...
Как только канат с громким треском лопнул, в воздухе раздался нарастающий вой. Стало казаться, что это авиабомба средней величины медленно падает из поднебесья, приближаясь к мозаичному полу кабинета. И Иван, и Кощей замерли в столбняке, глядя не моргающими глазами в точку предполагаемого столкновения загадочного Яйца и мрамора.
---Спасайся, кто может!---заорал на чистейшем русском Микки-Маус и, задрав выше колен красные штаны, ринулся вон из комнаты.
---Ата-ас!---подхватили его крик еще с десяток мышиных глоток и в дверях началась давка. Но за миг, до падения оранжевой сферы на пол, проснулась футбольная натура Ивана. Как заправский вратарь, он бросился под Яйцо и, успев перехватить его в последний момент, сумел-таки предотвратить катастрофу мирового масштаба. Бледный как полотно Кощей, трясущимися руками пронес бокал с вином мимо рта и окатил багровым свой белоснежный сюртук.
---Крак!---сказало тут Яйцо, в руках лежащего без сознания Ивана и по нему побежали трещины. Пророчество осуществлялось: из яйца вылуплялся невиданный ранее в природе Зверь!

Необходимое послесловие.

Ну вот, пожалуй, и все, добры молодцы и красны девицы. На этом можно и закончить эту быль или небыль. Хотя, конечно, кое-кого мучает вопрос, что же за зверь вылупился из апельсинного цвета Яйца, и как развернулись дальнейшие события. Сумел ли Иван вылечить Несмеяну и как провел свою первую брачную с Ясей, не посрамил ли стороны родной, и куда подевалась Василиса, жабья душа. Да, и как поступил со зверем Кощей Кащеич и выиграли ли «33 богатыря» у «Спартака» или проиграли? На эти, законные с вашей стороны вопросы, могу лишь ответить, что кое-что, конечно, слышал, но Иван строго-настрого запретил об этом вести речь.
---Не до того сейчас. Лучше отстань!---отвечал он раздраженно на мои предложения описать дальнейшее. Он хмурился, сидя в дубовом кресле Кащей Кащеича и работал с государственными документами, а стоявшая подле него Яся, такая же молодая и красивая, какой и помнится нам, с любовью гладила его по плечу, прося успокоиться.
Зверь же невиданный расположившись рядом на столе и, шевеля огромными плюшевыми ушами, наблюдал за крутившемся перед ним волчком, изредка поглядывая на седого старика, дремавшего в углу.
---Сиди тихо, а то опять чебурахнешься, Чебурашка ты этакий! --- приговаривал Иван, не отрывая взгляда от проекта перестройки быта Дремучего леса составленного Черномором.
Рожденный у Ивана на руках, Чебурашка считал его своим родителем, а присутствие Кощей Кощеича лишь терпеливо переносил. Кроме необыкновенного обаяния зверек обладал неслыханной способностью к целительству и неприязнью к злу и несправедливости. Впрочем, тут мне кажется, родись он в руках старого Кощея его способности были бы искажены с точностью до наоборот, и тогда бы, возможно, мы бы не увидели счастливого окончания. Однако судьба распорядилась иначе, и Иван стал единственным, кому зверь охотно подчинялся и исполнял его просьбы. Естественно, имидж старого злодея потерпел крах, и ему только и осталось, что тихо доживать свой бессмертный век, незаметно скользя по коридорам огромного терема, стараясь не попадать Ивану под горячую руку. А тот, с энтузиазмом взявший в свои руки бразды правления Дремучим Лесом, упорно вел его к счастливому и радостному будущему вместе с Ясей, Черномором и излеченными чудесным зверем от пьянства Соловьем и компанией….

Комментариев нет:

Отправить комментарий